Эксперт КГИ Аркадий Любарев о предложениях экспертов по изменениям избирательного законодательства

10.05.2017

Аркадий Любарев, эксперт Комитета гражданских инициатив, председатель Межрегиональной общественной организации «Экспертный форум «Законы о выборах – для избирателя», член Экспертно-консультационной группы при Председателе ЦИК России

12 апреля этого года Государственная Дума приняла в первом чтении два связанных между собой законопроекта, внесенных сенаторами Андреем Клишасом и Анатолием Широковым. Один из них (№ 114572-7) вносит изменения в Федеральный закон «О выборах Президента Российской Федерации», другой (№ 114619-7) – в Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав…» и в Кодекс об административных правонарушениях (КоАП). Второе чтение законопроектов предполагается уже в мае, и сейчас идет работа над поправками.

Один из авторов законопроектов, Андрей Клишас на заседании Государственной Думы так охарактеризовал их суть: «Проекты законов разработаны в целях создания наиболее благоприятных условий реализации прав всех участников избирательного процесса. Законопроекты предполагают принятие органами власти мер по обеспечению максимальной открытости, гласности и прозрачности процедуры голосования». Исходя из такого понимания, мы и разработали пакет своих предложений. Эти предложения были обсуждены на круглом столе, состоявшемся в Комитете гражданских инициатив 27 апреля. Часть из них уже реализована в виде поправок.

1. Обеспечение возможности избирателей голосовать по месту нахождения с исключением возможности многократного голосования

Наиболее существенное изменение, которое предлагают законопроекты Клишаса–Широкова, это отказ от открепительных удостоверений, а взамен – возможность избирателя голосовать по месту своего нахождения в день голосования на основании предварительно поданного заявления. Такое изменение предлагается осуществить на президентских выборах, а также на региональных выборах по желанию региональных законодателей. Предполагается, что осенью 2017 года оно будет обкатано в нескольких регионах на губернаторских выборах.

Поддерживая в целом это предложение, я хотел бы в первую очередь отметить два существенных недостатка механизма голосования по открепительным удостоверениям. Первый и очень серьезный недостаток: этот механизм предполагает обращение избирателя в избирательную комиссию (ТИК или УИК) по своему официальному месту жительства (проще говоря, по месту прописки). В результате использование открепительных оказывается чрезвычайно затруднено для значительной категории избирателей – тех, кто реально живет далеко от места своей прописки. Их количество трудно оценить, но на заседании ЦИК звучало число – пять миллионов. Это, конечно, очень приблизительная оценка, но нет сомнений в том, что таких избирателей не один миллион. И большая часть из них не голосует именно потому, что не может получить открепительное удостоверение. Им надо либо специально съездить туда, где они прописаны, либо оформить доверенность на того, кто там живет, переслать ее по почте, а потом получить по почте открепительное. Далеко не у всех есть такие возможности.

Второй недостаток открепительных связан с возможностями для злоупотреблений. Точнее, со сложностями контроля и противодействия нарушениям. С открепительными удостоверениями связаны две технологии злоупотреблений. Первая – «круизное голосование» (ее также часто называют «каруселью», хотя изначально под «каруселью» подразумевалась другая технология). Технология обычно предусматривает, что открепительные удостоверения не изымаются недобросовестными членами УИК. Бывают также случаи, когда участники «круизного голосования» имеют открепительные удостоверения на всякий случай – если вдруг наблюдатели начнут выяснять, по какому праву они тут голосуют.

Другая технология – голосование по принуждению на конкретных избирательных участках, удобных для контроля со стороны тех, кто пытается добиться высоких показателей явки и/или высоких результатов определенного кандидата либо определенной партии. В отличие от первой технологии, здесь не предусматривается многократного голосования, но нарушается принцип свободных выборов.

Главная проблема борьбы с этими технологиями в том, что организаторы нарушений обычно хорошо осведомлены и выбирают для голосования те избирательные участки, где либо вообще нет контроля, либо контроль чисто формальный (наблюдатели имеют низкую квалификацию или зависимы от нарушителей и не готовы реально замечать нарушения). В таких случаях никакие хорошие законодательные нормы, призванные препятствовать нарушениям, не работают.

В связи с этим нужно было найти такую замену открепительным, которая позволила бы преодолеть эти два недостатка, то есть, с одной стороны, позволила бы голосовать избирателям, длительное время находящимся далеко от места своей прописки, а с другой стороны, препятствовала бы многократному голосованию и другим злоупотреблениям.

В качестве такой замены в проектах Клишаса–Широкова был предложен механизм подачи избирателем заявления, на основании которого он исключается из списка избирателей на участке по официальному месту жительства и включается в список избирателей на участке по месту своего нахождения. Однако в этих законопроектах данный механизм не был детально проработан, он был отдан на усмотрение ЦИК, что вызвало вполне справедливую критику депутатов и общественности.

Сейчас ЦИК уже в достаточной степени проработала механизм, который условно можно назвать «механизмом 5+», и было бы правильно основные его положения включить в законы – как в Федеральный закон «О выборах Президента Российской Федерации», так и в Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав…».

Закон обязательно должен четко указывать сроки подачи заявления. В ЦИК уже сложилось мнение о том, что заявления должны подаваться не ранее чем за 45 и не позднее чем за 5 дней до дня голосования. Некоторые эксперты предлагают снизить минимальный срок до трех дней, но в ЦИКе опасаются, что в трехдневный срок избирательные комиссии не успеют осуществить все необходимые операции.

Закон должен указывать, куда подается заявление. Здесь важно обеспечить избирателю широкие возможности. Предполагается, что избиратель сможет подавать заявление по своему выбору в ТИК или УИК по месту жительства либо по месту нахождения, через многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг, а также дистанционно – через единый портал государственных и муниципальных услуг.

Избиратель, подавший заявление, должен быть исключен из списка по месту жительства. В этом отношении никаких разногласий нет. Они остались в отношении включения избирателя в список по месту нахождения. ЦИК полагает, что это нужно делать только в случае прихода данного избирателя в день голосования на избирательный участок. Мы же считаем, что избиратель должен быть включен в список на участке, указанном им в заявлении, вне зависимости от того, пришел ли он туда голосовать. Это необходимо, чтобы сохранить баланс избирателей: сколько исключено из списков, столько же должно быть включено в списки – тогда этот процесс можно контролировать.

Спорным остается вопрос о возможности повторной подачи заявления. ЦИК хотела бы запретить повторную подачу во избежание злоупотреблений. Однако это может привести к невозможности реализации избирательного права значительной частью избирателей, у которых в силу разных обстоятельств изменились планы. Для того чтобы обезопасить систему от многократной подачи заявлений с дезорганизационными целями, возможно запретить повторную подачу через единый портал государственных и муниципальных услуг, поскольку только этот способ легко реализуем. В остальном же разрешение на повторную подачу не должно вызвать затруднений, поскольку они обрабатываются автоматически, а информация в УИК направляется только после окончания срока подачи. Также стоит разрешить отзывать ранее поданное заявление.

Возможны две ситуации, когда УИК должна будет самостоятельно принимать решение о включении избирателя в список. Первая: избиратель подал заявление, но пришел голосовать на свой участок (где его уже должны были исключить из списка). Вторая: избиратель пришел голосовать по месту нахождения, а его не оказалось в списке (реестре). Эти ситуации надо прописать в законе с уточнениями, чем должна руководствоваться УИК, принимая решение.

С точки зрения контроля в законе должна быть предусмотрена публикация данных о числе избирателей, которые должны быть исключены из списка и включены в список. Подробности могут быть отданы на усмотрение ЦИК, но в законе обязательно должно быть указано, что эти данные публикуются по каждому избирательному участку, и крайний срок публикации (по-видимому, определенный час накануне дня голосования). Благодаря такой публикации общественным контролерам станет заранее известно, на каких избирательных участках предполагается массовое голосование «по месту нахождения», и это позволяет уделить данным участкам особое внимание, установив как квалифицированное наблюдение на самом участке, так и наружное наблюдение.

2. Дополнительные механизмы обеспечения возможности избирателей голосовать по месту нахождения

Однако предложенный «механизм 5+» не обеспечивает возможность голосования двух категорий избирателей. Первая – это те, кто узнал о необходимости уехать позднее чем за 5 дней до дня голосования («внезапно отъезжающие»), вторая – те, кто постоянно перемещается, не зная точно, где окажется через несколько дней («путешественники»), и кто при этом последний раз до дня голосования будет находиться по месту жительства только за 5 или более дней до дня голосования.

С одной стороны, таких избирателей не очень много (в ЦИК их оценили примерно в сто тысяч), а все механизмы, позволяющие обеспечить возможность их голосования, уязвимы с точки зрения опасности злоупотреблений. Поэтому звучат предложения не пытаться охватить всех избирателей, а оставить только «механизм 5+». С другой стороны, представители ЦИК нам резонно говорят, что сознательно дискриминировать столь значительную (в абсолютных числах) группу избирателей недопустимо. Тем более что механизм голосования по открепительным давал им возможность принять участия в выборах, и таким образом, замена открепительных на «механизм 5+» явно ущемляет их права.

Поэтому идет поиск дополнительных механизмов. Одно время в ЦИК обсуждалась возможность создания так называемых универсальных участков при ТИК, связанных в единую сеть, которая позволила бы формировать единый список избирателей, голосующих на таких участках. И тогда можно было бы позволить голосовать там гражданам в явочном порядке – без предварительно поданного заявления. Но затем от этой идеи в ЦИК отказались, сочтя ее слишком сложной и затратной.

В принципе, одним из вариантов могло бы стать сохранение открепительных удостоверений – как механизма, существующего параллельно «механизму 5+». При этом можно было бы установить дополнительные ограничения и меры контроля. Однако в ЦИК столь решительно заявили об отказе от открепительных, что о формальном возврате речи не идет.

В то же время в ЦИК предложили дополнительный механизм, который в своих основных чертах почти идентичен механизму голосования по открепительным. Этот механизм условно можно назвать «механизмом УИК 4–». Суть его в том, что избиратель может подать в период, начинающийся за 4 дня до дня голосования (т.е. во вторник) и заканчивающийся в 17 часов по местному времени накануне дня голосования (т.е. в субботу), заявление в УИК по месту жительства (и только там), в котором, в отличие от «механизма 5+», не указывается участок, на котором он будет голосовать. Для защиты от злоупотреблений предлагается подавать заявление на бланке строгой отчетности, к нему приклеивается марка, половина которой должна приклеиваться намертво, а другая половина на участке, куда избиратель приходит в день голосования, отклеивается и приклеивается в список избирателей напротив его данных. Кроме того, обсуждается возможность публикации списка таких избирателей (с купюрами, позволяющими не нарушать закон о персональных данных).

Сходство данного механизма с механизмом голосования по открепительным очевидно. Во-первых, в обоих случаях избиратель исключается из списка избирателей на своем участке и не включается ни в какой другой список, пока не приходит на избирательный участок в день голосования. Во-вторых, заранее неизвестно, на каком участке будет голосовать «открепленный» избиратель. В-третьих, оба механизма предусматривают обращение только в избирательную комиссию по месту жительства.

Различия между этими механизмами менее существенны; более того, эти различия определяются конкретными воплощениями обоих механизмов и потому легко могут быть сведены к нулю. Например, можно также ограничить срок выдачи открепительных удостоверений четырьмя днями или предусмотреть наклеивание на открепительное удостоверение марки.

Таким образом, предлагаемый «механизм УИК 4–», с одно стороны, таит те же опасности злоупотреблений, что и открепительные удостоверения. Они связаны, в первую очередь, с многократным голосованием или голосованием по принуждению на тех участках, где не будет эффективного наблюдения – поскольку те, кто наблюдают, не знают, где появятся такие «открепленные» избиратели. С другой стороны, этот механизм рассчитан только на «внезапно отъезжающих» (которые им могут и не воспользоваться в условиях цейтнота), но не обеспечивает возможность голосования «путешественников». А, на мой взгляд, интересы «путешественников» защитить важнее, поскольку «внезапно отъезжающие» – это в основном случайная выборка, а «путешественники» – профессиональная (дальнобойщики, коммивояжеры и т.п.). А ущемлять интересы отдельных профессиональных групп недопустимо.

Однако защитить интересы «путешественников» с одновременной защитой от злоупотреблений сложнее. Если для «внезапно отъезжающих» можно требовать указания участка, где они будут голосовать, то «путешественники» не всегда это могут сделать: они заранее не всегда знают, где окажутся через несколько дней. Поэтому необходимо разделить механизмы для двух этих категорий. «Внезапно отъезжающие» должны указывать участок, где они будут голосовать, эта информация должна публиковаться, чтобы можно было послать наблюдателей в места массового их голосования.

От «путешественников» нельзя требовать указания участка, то есть им придется выдавать «свободный диплом». Но для таких «свободных» избирателей необходимо взамен предусмотреть дополнительные ограничения.

Таким образом, я предлагаю два дополнительных механизма. В обоих случаях предполагается подача заявлений только в ТИК, где подавший заявление избиратель немедленно включается в единый для всей страны список. Тем самым мы сразу получаем более эффективный контроль, чем в случае подачи заявлений в УИК.

Первый механизм, условно называемый «механизмом ТИК 4–», предназначен для «внезапно уезжающих» избирателей. Заявления подаются не ранее чем за 4 дня до дня голосования и не позднее чем в 14 часов по местному времени накануне дня голосования (срок 14 часов требует дополнительного обсуждения). Заявление подается в ТИК по месту жительства избирателя (требует обсуждения возможность подачи заявления в ТИК по месту нахождения – для тех, кто в спешке забыл подать заявление дома). В заявлении указывается избирательный участок, где избиратель планирует голосовать.

Механизм второй, условно называемый «свободный выбор УИК», предназначен для «путешественников», не знающих, где они окажутся в день голосования. Для подачи заявления может быть установлен более ранний срок (например, не ранее чем за 15 дней до дня голосования), крайний срок, вероятно, тот же, что и у механизма «ТИК 4–» (не позднее чем в 14 часов по местному времени накануне дня голосования). Для данного механизма целесообразно, чтобы избиратель мог подать заявление в любую ТИК (хотя этот вопрос вызывает споры).

Для механизма «свободный выбор УИК» должен быть установлен ряд ограничений, препятствующих многократному голосованию:

а) заявление подается на бланке строгой отчетности, и оно изымается при голосовании (возможно наклеивание на него специальной двойной марки; для преемственности можно такое заявление называть открепительным удостоверением);

б) запрет голосовать в относительной близости от места жительства (самый простой вариант – запретить голосовать в том же регионе и в соседних с ним регионах; можно еще добавить запрет в случае, если расстояние между центрами двух регионов менее определенного, скажем, 300 км; также можно сделать исключения для протяженных регионов);

в) можно ограничить круг УИК, где допускается голосование по механизму «свободный выбор УИК», установив одну–две УИК на муниципальный район, внутригородской район или город.

В отношении обоих механизмов для обеспечения контроля предлагаются следующие процедуры.

1. ТИКи формируют единую базу избирателей, подавших такие заявления. Списки избирателей, подавших такие заявления (и только таких избирателей) публикуются. Публиковать надо так, чтобы не нарушать закон о персональных данных, но чтобы при этом можно было засечь двойное включение. Ориентировочно так: первая и последняя буквы фамилии (через дефис), имя, отчество, год (но не дата) рождения, населенный пункт, где находится место жительства (для Москвы и Питера – внутригородское муниципальное образование), номер УИК по месту жительства, последние три цифры номера паспорта.

2. Информация о подаче такого заявления передается в УИК по месту жительства избирателя, а для подавших заявление по механизму «ТИК 4–» также в УИК по месту их предполагаемого голосования (если заявление подано в ТИК по месту жительства, то информация передается в УИК по месту жительства в обязательном порядке; в остальных случаях – по возможности). УИК, получившая данную информацию, соответственно исключает избирателя из списка или включает его в список. Количество избирателей, информация о которых не успела дойти до УИК, публикуется до начала голосования.

3. После проведения голосования публикуется информация о количестве избирателей обеих категорий, проголосовавших на каждом участке. Лучше это сделать путем введения дополнительных строк в протокол УИК.

Полагаю, что предложенные мной механизмы в большей степени, чем предложенный ЦИК «механизм УИК 4–», позволят как реализовать права определенных групп избирателей, так и защититься от злоупотреблений.

3. Снятие ограничений на наблюдение и защита прав наблюдателей

В законопроектах Клишаса–Широкова есть еще ряд важный предложений, которые, по нашему мнению, следует не только поддержать, но и расширить.

Так, законопроекты Клишаса–Широкова предлагают не применять на президентских выборах введенные в 2016 году нормы: 1) обязывающие подавать список наблюдателей в ТИК за три дня до дня голосования; 2) ограничивающие число наблюдателей, назначенных одним субъектом выдвижения, двумя; 3) запрещающие назначать одного наблюдателя более чем в одну УИК. Поддерживая эти предложения, мы считаем важным распространить их на все выборы – для этого необходимо внести соответствующие изменения в Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав…».

Также мы считаем необходимым отказаться от ограничений, препятствующих освещению избирательного процесса СМИ. Речь идет об исключении требований об аккредитации представителей СМИ и о заключении договоров не позднее чем за два месяца до назначения выборов.

Для большей защиты прав наблюдателей необходимо также внести изменения в КоАП. Насколько нам известно, статья 5.6 КоАП (нарушение прав наблюдателей и др.) фактически не работает. Это связано, в первую очередь, с неудачными положениями статьи 28.3 КоАП, предоставляющей право составлять протоколы по статье 5.6 только сотрудникам органов внутренних дел, которые часто сами являются нарушителями данной статьи (в частности, при незаконном удалении наблюдателя), а также статьи 28.4 КоАП, которая не предоставляет прокурору специальное право возбуждать дело о нарушении статьи 5.6. Кроме того, мы полагаем, что предусмотренные в статье 5.6 наказания слишком слабые, а незаконное удаление наблюдателей и иных лиц должно быть выделено в отдельный состав правонарушения.

Законопроект № 114572-7 предусматривает возможность видеонаблюдения в помещении для голосования на выборах Президента РФ. Также он снимает ограничения на трансляцию видеозаписей, показывающих подсчет голосов, в период, когда голосование на всей территории Российской Федерации еще не завершено. Полагаем, что эти нормы следует распространить на все выборы. Кроме того, необходимо предусмотреть также видеонаблюдение в помещениях, где принимаются протоколы участковых избирательных комиссий.

4. Дебюрократизация процессов регистрации кандидатов

Необходимо начать движение в сторону дебюрократизации процессов регистрации кандидатов и партийных списков, так как действующие нормы существенно снижают конкурентность выборов. Внесение наиболее серьезных изменений потребует времени, но некоторые изменения желательно внести в срочном порядке.

Законопроекты Клишаса–Широкова разрешают при проставлении подписи избирателя не указывать в его адресе все предусмотренные подпунктом 5 статьи 2 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав…» реквизиты, если проставленных реквизитов достаточно для однозначного восприятия адреса. Самые яркие примеры – неуказание района, из-за которого уже было много отказов в регистрации. Поддерживая это предложение, мы должны отметить, что аналогичное требование желательно отнести и к адресу лица, осуществлявшего сбор подписей.

Конституционный Суд РФ 13 апреля 2017 года по жалобе Игоря Трунова и Михаила Юревича признал не соответствующими Конституции РФ положения Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы…», которые позволяют отказывать в заверении всего списка кандидатов по одномандатным округам, если недостатки в поданных документах касаются только отдельных округов. Однако такие же положения содержатся и в Федеральном законе «Об основных гарантиях избирательных прав…», и в большинстве региональных законов. В связи с этим необходимо внести изменения в Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав…», чтобы подобных проблем не возникало на региональных выборах.

В последние годы многочисленные споры возникают из-за вопроса, может ли кандидат или партия донести в избирательную комиссию недостающие документы. При этом сложилась весьма противоречивая судебная практика. Полагаем, что в федеральные законы необходимо внести нормы, четко и недвусмысленно разрешающие доносить недостающие документы.

При этом следует установить в законе, что исключение кандидата из списка кандидатов до регистрации данного списка допустимо только в случае отсутствия заявления данного кандидата о его согласии баллотироваться. Отсутствие любых других документов может быть основанием для исключения кандидата только в ходе регистрации списка.

5. Уточнения правил регистрации кандидатов

Действующий Федеральный закон «О выборах Президента Российской Федерации» предусматривает, что кандидат на должность Президента РФ от непарламентской партии должен для регистрации представить подписи 100 тыс. избирателей, а кандидат-самовыдвиженец – 300 тыс. избирателей. Эти непродуманные нормы заранее подрывают легитимность президентских выборов.

Конституционный Суд РФ неоднократно указывал, что «любая дифференциация правового регулирования, приводящая к различиям в правах и обязанностях субъектов избирательных правоотношений, допустима, если она объективно оправдана, обоснована и преследует конституционно значимые цели, а используемые для достижения этих целей правовые средства соразмерны им». В данном случае мы видим, что дифференциация объективно не оправдана и не обоснована.

Так, следует иметь в виду, что в соответствии с требованиями Федерального закона «О политических партиях» политическая партия должна иметь не менее 500 членов. В то же время Федеральный закон «О выборах Президента Российской Федерации» предусматривает, что для поддержки самовыдвижения кандидата необходимо создать группу избирателей в количестве не менее 500 граждан РФ, обладающих активным избирательным правом. Таким образом, изначально уровень поддержки кандидата-самовыдвиженца оказывается примерно таким же, как и уровень поддержки кандидата от «малой» партии. В связи с этим нет никаких объективных оснований устанавливать для этих кандидатов столь различные требования к числу подписей избирателей, представляемых для регистрации.

При этом мы полагаем, что наилучшим индикатором поддержки избирателями политической партии является число голосов, полученных ее списком на выборах в Государственную Думу. Это число вполне можно рассматривать как замену собранным подписям избирателей.

В связи этим мы предлагаем освободить от сбора подписей на президентских выборах кандидатов от партий, получивших на выборах в Государственную Думу более 300 тысяч голосов (таких партий сейчас 12). А от остальных кандидатов требовать представить 300 тысяч подписей.

Если же говорить о губернаторских выборах, то анализ показывает, что муниципальный фильтр не преодолим без помощи членов «Единой России» для всех партий, кроме КПРФ, а также и для КПРФ примерно в половине регионов. Это противоречит концепции выборов как межпартийной конкуренции и приводит к существенному снижению конкурентности данных выборов. Достаточно напомнить, что за прошедшие пять лет в четырех регионах отказы в регистрации получали кандидаты КПРФ, а также тот факт, что большинство глав регионов, избранных в 2012–2016 годах, получили результаты, значительно превышающие (в процентах от числа проголосовавших) результаты Владимира Путина на президентских выборах 2012 года, хотя мало кто из них имеет столь же высокую популярность.

Вопрос о кардинальном пересмотре муниципального фильтра назрел. Однако для выборов 2017 года из-за близости начала избирательной кампании можно обсуждать только некоторое смягчение данного фильтра. В связи с этим мы предлагаем:

1) снизить вилку с 5–10% до 2–5% для доли подписей муниципальных депутатов – как в отношении общего числа подписей, так и в отношении подписей депутатов представительных органов муниципальных районов и городских округов;

2) снизить требование доли муниципальных районов и городских округов, из которых должны быть подписи депутатов – с ¾ до ½;

3) разрешить депутатам ставить свою подпись более чем за одного кандидата.

В отношении других выборов следует иметь в виду, что Венецианская комиссия рекомендует требовать сбора подписей не более 1% избирателей. Помимо этого, наш собственный опыт убеждает, что требование 2 и 3% подписей чрезмерно. В связи с этим предлагаем там, где содержатся требования сбора 2 или 3% подписей, снизить их до 1%.

6. Другие предложения

Конституционный Суд РФ по жалобе Андрея Малицкого в своем Постановлении от 22 июня 2010 года № 14-П признал не соответствующими Конституции РФ положения законодательства, «в части, лишающей гражданина Российской Федерации, получившего вид на жительство на территории иностранного государства, возможности быть членом территориальной избирательной комиссии с правом решающего голоса». Это решение до сих пор не было учтено законодателями. Однако в силу прямого действия постановлений Конституционного Суда РФ запрет на членство в ТИК с правом решающего голоса гражданам РФ, имеющим вид на жительство на территории иностранного государства, в настоящее время не действует.

Тем не менее, для граждан РФ, имеющих вид на жительство на территории иностранного государства, действуют запреты быть членами УИК, а также членами ТИК с правом совещательного голоса. Мы не видим никаких оснований для того, чтобы для членства в УИК и членства в ТИК с правом совещательного голоса действовали более строгие ограничения, чем для членства в ТИК с правом решающего голоса. Кроме того, правовая логика, содержащаяся в Постановлении Конституционного Суда РФ от 22 июня 2010 года № 14-П, в равной степени относится и к членам УИК и к членам ТИК с правом совещательного голоса, да и к членам других избирательных комиссий.

Понятно, что дискриминация граждан РФ, имеющих гражданство иностранного государства, имеет конституционно-правовые основания, в то время как дискриминация граждан РФ, имеющих вид на жительство в иностранном государстве, правовой основы не имеет. Фактически это запрещенное Конституцией РФ ограничение прав граждан по месту жительства.

Отдельно следует отметить ситуацию с УИК, образуемыми за пределами территории РФ. Указанные запреты лишают возможности включать в их состав кого-либо, кроме посольских работников. Это на практике приводит к созданию затруднений для голосования граждан РФ, находящихся за рубежом, поскольку пропускная способность УИК, состоящих только из посольских работников, явно не соответствует числу российских граждан, находящихся за рубежом и желающих проголосовать.

По сути, данные запреты противоречат появившемуся в последние годы стремлению усилить связь с соотечественниками за рубежом.

В связи с изложенным мы считаем возможным предложить следующие поправки:

1) снять запрет для граждан РФ, имеющих вид на жительство или иной документ, подтверждающий право на постоянное проживание гражданина РФ на территории иностранного государства, на членство в избирательных комиссиях любого уровня,

2) снять запрет для граждан РФ, имеющих гражданство иностранного государства, на членство в УИК, образованных за пределами территории РФ.

Опыт выборов 2016 года показал, что установленные в 2014 году сокращенные сроки для обжалования итогов голосования и результатов выборов и невозможность их восстановления создают ситуацию, когда невозможно исправить очевидные ошибки и несуразности в протоколах избирательных комиссий, что снижает уровень доверия к результатам выборов. В связи с этим предлагаем:

1) срок обжалования в суде итогов голосования увеличить с 10 до 60 дней со дня принятия решения об итогах голосования;

2) срок обжалования в суде результатов выборов увеличить с 3 до 6 месяцев со дня официального опубликования результатов соответствующих выборов;

3) записать в законе, что указанные процессуальные сроки могут быть восстановлены в случае вновь открывшихся обстоятельств.

Наконец, необходимо вернуться к вопросу о дне голосования. Многочисленные обсуждения показали, что проведение голосования в первой половине сентября неудобно практически для всех категорий участников избирательного процесса. При этом анализ показывает, что на сентябрьских выборах активность избирателей ниже, чем на выборах в другие осенние или весенние месяцы.

Отдельно следует отметить, что в 2012 году единым осенним днем голосования было 14 октября. В связи с этим перенос дня голосования в 2017 году на третье воскресенье октября (15 октября) приведет к тому, что значительная часть избираемых органов (все 6 законодательных органов субъектов РФ, представительные органов 7 региональных центров и др.) полностью отработают свой пятилетний срок – без продлений и сокращений.

В связи с этим предлагаем перенести единый день голосования со второго воскресенья сентября на третье воскресенье октября. Фактически это будет решение для 2017 года, а затем надо будет более глубоко разобраться с этим вопросом.


Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.