Эксперт КГИ Аркадий Любарев о реформировании избирательного законодательства

27.06.2017

lyubarevm.jpgРоссийское избирательное законодательство подвергается критике экспертами уже длительное время. Неоднократно предлагались различные варианты его реформирования. Одним из наиболее подробных и комплексных проектов реформирования был проект Избирательного кодекса РФ, подготовленный в 2011 году под руководством автора настоящей записки. На основе опыта работы над проектом Избирательного кодекса РФ и опыта последующих лет автор обсуждает пути реформирования российского избирательного законодательства.

1. Кодификация

Кодификацию часто понимают просто как сведение в один документ нескольких (иногда большого количества) законодательных актов. С этой точки зрения задача кодификации российского избирательного законодательства может представляться как слияние в единый кодекс трех основных федеральных законов о выборах («Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» и «О выборах Президента Российской Федерации») или, скорее, пяти федеральных законов (добавляются «О Государственной автоматизированной системе «Выборы» и «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления»).

Но даже такая задача не является вполне тривиальной. Дело в том, что большая часть норм федеральных законов о выборах депутатов Государственной Думы и Президента РФ дублирует нормы Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав…» («рамочного» закона). В условиях существования разных федеральных законов такое дублирование обосновывается желанием проводить федеральные выборы на основании одного законодательного акта без необходимости заглядывать в «рамочный» закон, хотя и эта концепция до конца не выдерживается, поскольку оба специальных закона содержат отсылки к «рамочному».

В едином кодексе дублирование становится излишним, увеличивающим без необходимости объем кодекса. Проблема еще в том, что дублирование далеко не всегда оказывается дословным, но часто дублирующие нормы содержат некоторые уточнения, и при этом иногда возникает противоречие между нормами разных законов. Поэтому при кодификации потребуется тщательная работа по устранению дублирования таким образом, чтобы сохранить уточнения, предусмотренные специальными законами.

Близкие, но более сложные проблемы связаны с соотношением федерального и регионального законодательства. Региональные законы также в значительной степени включают нормы, дублирующие нормы «рамочного» закона; в результате региональные законы так же объемны, как и федеральные. Попытки законодателей некоторых субъектов РФ обойтись без дублирования и включать в свои законы только специальные нормы, оказались не слишком удачными.

С другой стороны, региональные законодатели не всегда регулируют в достаточной степени те вопросы, которые находятся в их компетенции. Кроме того, часто нет ясности, какие нормы, отсутствующие в «рамочном» законе, региональные законодатели вправе включать в свои законы в качестве дополнительных гарантий избирательных прав граждан, а какие они включать не могут.

В связи с этим стоит задача сделать так, чтобы региональные законы могли содержать только те нормы, которые региональные законодатели должны регулировать самостоятельно, и не дублировали федеральные нормы прямого действия. Для этого в общей части Избирательного кодекса должны быть четко разделены императивные нормы (которые имеют прямое действие и не требуют дублирования) и диспозитивные нормы, требующие дополнительного регулирования в региональных законах. Кроме того, важно иметь в общей части кодекса временные нормы, действующие «по умолчанию», то есть в случае, если региональный закон не содержит достаточного регулирования того вопроса, который он должен регулировать.

Помимо этого, в ходе кодификации следует предпринять меры по облегчению понимания избирательного законодательства и пользования им. Это касается улучшения структуры (чтобы участники избирательного процесса легко ориентировались в законе и быстро находили нужные нормы), недопущения громоздких статей, пунктов и предложений, уточнения формулировок (чтобы не было норм, допускающих двоякое толкование) и терминов.

2. Изменение правил регистрации кандидатов и партийных списков

Одной из главных проблем российских выборов является система регистрации кандидатов и партийных списков. В идеале эта система должна отфильтровывать слабых кандидатов, которые не имеют поддержки избирателей и не могут ее получить. Однако в реальности она довольно часто действует противоположным образом, легко пропуская на выборы слабых кандидатов и отсекая сильных.

За период с 1993 года были опробованы четыре способа регистрации: а) на основании подписей избирателей; б) на основании подписей депутатов и избранных глав муниципальных образований; в) на основании избирательного залога; г) заявительный порядок.

Идея регистрации на основании подписей избирателей основана на представлении, согласно которому чем большей поддержкой пользуется кандидат, тем больше подписей избирателей он сможет собрать и тем легче ему это сделать. Это представление уже фактически опровергнуто российской практикой. В больших избирательных округах, где требуется собрать несколько сотен или тысяч подписей, сбор подписей избирателей превратился в технологию, требующую лишь денег и организационных способностей. Более того, при данной технологии оказалось легче собирать подписи за неизвестных кандидатов, чем за известных политиков, имеющих определенный антирейтинг.

В еще большей степени сбор подписей избирателей дискредитирован получившей широкое распространение технологией подделки подписей. Попытка бороться с этим явлением путем ужесточения норм избирательного законодательства (при фактическом бездействии правоохранительных органов) привела к парадоксальному результату: забраковать мастерски подделанные подписи стало труднее, чем честно собранные. Более того, чрезмерные требования к качеству оформления подписных листов вместе с нормами, позволяющими браковать подписи на основании «заключений» экспертов из МВД и ФСБ, не несущих ответственности за свои «заключения», привела к расцвету злоупотреблений административным ресурсом в процессе регистрации кандидатов, и в результате регистрация на основании подписей избирателей стала фильтром, эффективно отсеивающим неугодных власти кандидатов.

Еще в большей степени эту функцию выполняет введенный в 2012 году на губернаторских выборах муниципальный фильтр – система регистрации на основании подписей муниципальных депутатов и избранных глав муниципальных образований. Конкретные параметры этого фильтра оказались таковы, что кандидаты ни от одной партии (исключение – КПРФ в части регионов), не могут обойтись без подписей депутатов, избранных от «Единой России». Таким образом, ключ к регистрации находится у «партии власти», которая в реальности и решает, кого допустить на выборы.

Избирательный залог, применявшийся в период 1999–2009 годов, показал себя удобным инструментом как для кандидатов, так и для избирательных комиссий. Важным элементом системы регистрации на основании избирательного залога были нормы, согласно которым залог возвращался кандидатам, получившим более 5% голосов, и партиям, получившим более 3–4% голосов. Тем самым залог был институтом, способствовавшим участию в выборах серьезных кандидатов, которые получали преимущества перед слабыми. Однако в 2009 году этот институт был отменен без каких-либо серьезных обоснований.

Заявительная регистрация была введена с 2003 года для парламентских партий и их кандидатов (т.н. парламентская льгота). В течение короткого периода (2012–2013 годы) она действовала для всех политических партий, имевших право участвовать в выборах (число которых к началу 2014 года выросло до 64), затем были введены более сложные правила предоставления льготы в зависимости от успешности партий на выборах. При этом сложилась парадоксальная ситуация, когда на выборах в Государственную Думу число партий-льготников оказалось больше, чем почти на всех выборах региональных и муниципальных депутатов. На президентских выборах льгота осталась только у парламентских партий, на губернаторских выборах льгот нет, а на выборах мэров льгота осталась у всех партий. Таким образом, отсутствует единая логичная система предоставления регистрационных льгот.

Кроме того, заявительная регистрация допускается на выборах муниципальных депутатов в небольших округах, но ее параметры устанавливаются региональными законами.

В условиях, когда регистрация на основании подписей избирателей превращается в практически непреодолимый барьер, допуск партий и кандидатов на выборы фактически оказывается предопределен тем, каким партиям законодательство предоставляет льготу.

В качестве примера можно привести выборы в Государственную Думу 2016 года, где были зарегистрированы списки всех 14 партий, имевших льготу, и не был зарегистрирован ни один из списков, в поддержку которых требовались подписи. По одномандатным округам были зарегистрированы почти все кандидаты от 13 партий, имевших льготу, а из 348 кандидатов, которые должны были представить подписи, были зарегистрированы только 23, из них регистрация двух была отменена судом из-за качества подписей, то есть регистрационный фильтр в итоге преодолел только 21 кандидат (6%).

Помимо проблем с регистрацией по подписям, большую сложность для кандидатов и партий представляет огромный объем документов, необходимых для регистрации, при этом практика показала, что основанием отказа в регистрации могут являться как мелкие недочеты в них, так и опоздание с представлением отдельных документов.

Полагаю, что вся система выдвижения и регистрации кандидатов и партийных списков требует комплексной кардинальной переработки. При этом ключевым направлением должна быть дебюрократизация. Это и сокращение объема представляемых документов, и возможность доносить недостающие документы, и сокращение перечня оснований для отказа в регистрации, и сокращение перечня оснований для признания подписи недействительной.

Я бы не отказывался совсем от института сбора подписей избирателей, но вел бы дело к его минимизации, особенно в больших избирательных округах. При этом одним из главных шагов должно стать возвращение избирательного залога, максимальный размер которого необходимо ограничить федеральным законом (избирательным кодексом).

Так же я бы не отказывался от льготной (заявительной) регистрации для партий, продемонстрировавших на выборах, что они имеют поддержку избирателей. Однако здесь нужно учитывать несколько важных моментов. Во-первых, такую льготу должны получать не только парламентские партии. Во-вторых, нужно учитывать результаты не только выборов в Государственную Думу, но также региональных и муниципальных. В-третьих, в качестве критерия лучше использовать число или процент голосов, а не число мандатов. Иначе мы получаем такие перекосы, когда льгота на выборах в Государственную Думу предоставляется партии, получившей мандат на выборах в самом малонаселенном регионе, который достался ей 700 голосами.

Что касается регистрации на основании подписей избирателей, то традиционный механизм сбора подписей я бы оставил только для небольших округов. При этом требовать подписи (в соответствии с рекомендацией Венецианской комиссии) можно не более 1% от числа избирателей, зарегистрированных в округе.

В больших округах можно было бы предусмотреть особую процедуру сбора подписей избирателей в специально отведенных помещениях под наблюдением избирательных комиссий (ТИК или ОИК). При этом нужно требовать подписи в количестве не более 0,1% от числа избирателей в округе, а проверка подписей должна быть децентрализованной: проверять их должна та же избирательная комиссия, которая наблюдала за сбором.

Муниципальный фильтр в нынешнем виде не может быть сохранен. Однако он может быть преобразован в депутатский фильтр, то есть сбор подписей депутатов разного уровня. Главное здесь то, что депутат является представителем избирателей, и поэтому вес голоса депутата должен определяться числом избирателей, которые за него проголосовали. В таком виде данный фильтр может быть использован не только на губернаторских, но и на президентских выборах. Однако данный фильтр не должен быть императивным, то есть у кандидата должен быть выбор – подписи депутатов, подписи избирателей или избирательный залог.

3. Изменение правил формирования избирательных комиссий

Действующие правила формирования избирательных комиссий не обеспечивают их политического нейтралитета и их независимости от исполнительной власти. Требование закона о назначении не менее половины состава избирательной комиссии от партий, представленных в Государственной Думе и региональном парламенте, чаще всего не выполняется, поскольку есть другая норма закона, запрещающая назначать в комиссию более одного представителя от каждой партии, а в большинстве регионов квоту имеют только четыре партии; таким образом, для комиссий, состоящих из более чем восьми членов, квотные места составляют менее половины. Остальная часть членов избирательных комиссий назначается полностью по усмотрению органов власти, в результате большинство членов избирательной комиссии являются ставленниками «партии власти».

В вопросе об изменении данного порядка нет единства. Часто звучит радикальное предложение о формировании избирательных комиссий только из представителей политических партий. Но есть и противоположная радикальная позиция – об исключении политических партий из процесса формирования избирательных комиссий.

Наши предложения сочетают гибкость и стремление найти «золотую середину». Мы предлагаем установить партийную квоту в избирательных комиссиях на уровне две трети от ее полного состава, но если партии не смогут эту квоту заполнить (особенно это касается участковых комиссий), недостающие места должны передаваться представителям других субъектов выдвижения.

Главный принцип заполнения квотной части – полное отсутствие усмотрения органов власти в отношении партий, которые получают квотные места, чтобы не было соблазна отдавать эти места партиям, лояльным власти, но не пользующимся поддержкой избирателей. Перечень партий, получающих квотные места, должен полностью определяться законом и результатами последних выборов. Наиболее целесообразно давать квотные места в порядке убывания голосов, поданных за списки партий на последних региональных выборах или на выборах в Государственную Думу на территории региона.

Оставшиеся места в избирательных комиссиях (кроме участковых) могут заполняться представителями непартийных общественных объединений. При этом должны быть сформулированы критерии, позволяющие отдавать предпочтения наиболее компетентным кандидатурам.

Непартийную часть участковых комиссий (которая по факту, скорее всего, будет больше одной трети) лучше всего формировать из добровольцев (то есть самовыдвиженцев), в случае избытка кандидатур осуществляя отбор при помощи жребия.

4. Проблемы, связанные с днем голосования

Проблемы, связанные с днем голосования, имеют три разных аспекта. Во-первых, это определение сезона, оптимального для проведения выборов. Во-вторых, это вопрос о целесообразности единого дня голосования (одного или двух в году). В-третьих, это вопрос о совмещении дня голосования на выборах разных уровней.

При определении сезона, удобного для проведения выборов, следует учитывать не только день голосования, но также периоды сбора подписей и агитации. Для голосования наиболее удобны периоды, когда не жарко и не холодно, когда избиратели не уезжают отдыхать и не заняты на приусадебных или дачных участках. В средней полосе это конец сентября – октябрь и конец марта – апрель. Однако Россия – огромная страна, и климатические условия на Северном Кавказе и в других южных регионах существенно отличаются, например, от регионов Крайнего Севера. Поэтому даже с точки зрения выбора дня голосования вряд ли можно найти период, оптимальный одновременно для всех регионов.

Однако для периодов сбора подписей и предвыборной агитации также наиболее удобны весна и осень, а неудобны зима и лето. Поэтому есть резон в предложениях о смещении дней голосования на ноябрь и май. В любом случае день голосования в первой половине сентября неудобен практически всем – и избирателям, и участникам выборов, и членам избирательных комиссий.

Что касается единых общероссийских дней голосования, то я пока не услышал никаких рациональных аргументов в их пользу. Они никак не способствуют экономии бюджетных средств: какая экономия от того, что одновременно проводятся выборы в Калининграде и на Сахалине? Нет никаких данных о повышении активности избирателей от того, что о выборах из-за их масштабности больше говорят в федеральных СМИ. В то же время ведение партиями одновременно большого числа кампаний ослабляет их внимание к региональной и муниципальной повестке и в значительной степени переключает их на федеральные проблемы, что снижает качество агитации на региональных и муниципальных выборах. Особенно вредным оказался переход на один в году единый день голосования, который привел к перенапряжению всех, кто связан с выборами – членов избирательных комиссий, кандидатов, сотрудников их штабов, а также судей. Достаточно сказать, что в Апелляционную коллегию Верховного Суда РФ в течение пяти дней (с 12 по 16 сентября 2016 года) поступили 103 дела по избирательным спорам, которые она должна была разрешить не позднее 17 сентября. В целом же наличие одного в году единого дня голосования ведет к депрофессионализации выборов, поскольку юристы, политтехнологи, организаторы наблюдения и другие профессионалы оказываются занятыми работой на выборах в основном три–четыре месяца в году, а в остальное время вынуждены заниматься другой работой.

При этом, как уже отмечалось, невозможно найти период для проведения выборов, оптимальный для всех регионов огромной страны. То, что будет удобно для Москвы, вряд ли окажется так же удобно для Северного Кавказа или Крайнего Севера.

В связи с этим наиболее целесообразно полностью отказаться от единых общероссийских дней голосования, предоставив регионам самим решать, вводить ли им единые региональные дни голосования или предоставить муниципальным образованиям самостоятельный выбор дня голосования.

Отдельной проблемой является совмещение выборов разного уровня. Такое совмещение действительно позволяет экономить бюджетные средства. Однако эта экономия достигается в основном за счет эксплуатации членов участковых комиссий, нагрузка на которых сильно возрастает без адекватного повышения вознаграждения. При этом совмещение большого числа выборов снижает качество избирательных кампаний, особенно в отношении менее популярных выборов, и сильно затрудняет выбор избирателя. В связи с этим следует вернуться к ограничению числа бюллетеней, по которым одновременно проводится голосование. Так, в период с 2005 года по 2012 год действовало ограничение на голосование одновременно более чем четырьмя бюллетенями.

5. Изменения, касающиеся информирования и агитации

В области информирования и агитации главное направление изменений – снятие неоправданных ограничений, в том числе по срокам. Так, явно неоправданно ограничение агитации в СМИ четырьмя неделями. Чрезмерен запрет на публикацию данных соцопросов позднее чем за пять дней до дня голосования – этот срок следует уменьшить. Абсолютно неоправдан запрет на критику соперников в телеэфире.

Парадоксально выглядит сочетание требований к публикации расценок полиграфическими организациями и отсутствие такого требования в отношении владельцев уличных рекламных конструкций. Должно быть, скорее, наоборот, поскольку в области полиграфии есть реальная конкуренция, а уличные рекламные конструкции довольно часто монополизированы, что позволяет отказывать в размещении рекламы неугодным кандидатам, а также создает почву для коррупции. К тому же полиграфические услуги слишком разнообразны, и все варианты предоставления таких услуг трудно перечислить.

Также следует требовать снятия агитационных материалов, размещенных на уличных рекламных конструкциях, перед «днем тишины». В отличие от листовок, это требование легко выполнимо.

Отказ кандидата или партии от участия в теледебатах должен влечь санкцию в виде лишения отказника соответствующей части бесплатного эфирного времени.

Необходимо урегулировать в законе порядок информирования о кандидатах, осуществляемого избирательными комиссиями, в том числе порядок подготовки и издания сводных информационных плакатов.

6. Изменения, касающиеся финансирования избирательных кампаний

В области финансирования избирательных кампаний главная задача – облегчить сбор средств от рядовых избирателей, в том числе через электронные кошельки. Именно расширение возможностей сбора небольших пожертвований (то, что в США было названо «стодолларовой революцией») позволяет кандидатам и партиям избегать зависимости от крупного олигархического капитала.

7. Изменения, касающиеся голосования, подсчета голосов и подведения итогов

Необходим также ряд изменений в регулировании последнего этапа избирательной кампании. В частности, часто обсуждается вопрос об изменении итогового протокола участковой комиссии. Полагаю, что задача не столько в том, чтобы сократить его, сколько в том, чтобы сделать его более понятным и удобным. По сути документ, где сначала нужно заполнить строку 7, потом строку 2, а далее строку 1, не может называться протоколом. Протокол должен быть таким, чтобы его строки могли заполняться последовательно. При этом вполне можно отказаться от строк, получающихся простым суммированием (число действительных бюллетеней, число бюллетеней, извлеченных из стационарных ящиков), но имеет смысл добавить строки, касающиеся избирателей, включенных в список в день голосования.

А вот в протоколы вышестоящих комиссий уже целесообразно добавить строки, в том числе получаемые арифметическим путем (например, проценты голосов).

Гораздо важнее ввести Журнал участковой комиссии, где фиксировались бы все ее действия. Тогда все возникающие споры, в том числе судебные, было бы гораздо легче разрешить.

Для опечатывания урн (ящиков), сейфов, конвертов, пакетов и других емкостей с документами строгой отчетности следует использовать одноразовые номерные пломбы или одноразовые номерные наклейки, которые в настоящее время вполне доступны.

Важно запретить участковой комиссии составлять повторный протокол или проводить повторный подсчет голосов по собственной инициативе. Такие действия должны осуществляться только на основании решения вышестоящей комиссии и под ее контролем.

В случае подсчета голосов с помощью сканирующих устройств необходим обязательный ручной пересчет на небольшой части участков, определяемых жеребьевкой.

Необходимо установить не только максимальные, но и минимальные сроки подведения итогов голосования избирательными комиссиями выше участковых. Это позволит аккумулировать жалобы, проанализировать предварительные итоги и устранить возникшие сомнения, что повысит доверие к результатам выборов.

8. Избирательные системы

Избирательные системы – наиболее политизированная часть избирательного права. Тем не менее, этот вопрос должен обсуждаться не только политиками, но и правоведами, поскольку от избирательной системы в первую очередь зависит, насколько адекватно результаты выборов отражают итоги голосования. Да и возможности избирателя выразить свою волю также во многом определяются избирательной системой.

Если говорить о регулировании избирательной системы на региональном и муниципальном уровнях, то окончательный выбор должен быть соответственно за регионом и муниципальным образованием. При этом в федеральном законе (избирательном кодексе) нужно дать перечень допустимых избирательных систем и для каждой из них установить процедуры, гарантирующие избирательные права граждан.

Среди избирательных систем, описываемых в федеральном законе (избирательном кодексе), необходимо предусмотреть, помимо традиционных систем (мажоритарной, пропорциональной с закрытыми списками, смешанной несвязанной) также системы, более перспективные с точки зрения обеспечения избирательных прав и адекватного представительства – смешанную связанную систему, систему открытых списков, а также преференциальные системы (единственного передаваемого голоса и мажоритарно-преференциальную).

Для выборов в Государственную Думу наиболее подходящей системой считаю смешанную связанную систему, подобную той, которая применяется в Германии и Новой Зеландии, но адаптированную к российским условиям.

Отдельная проблема связана с возможностью голосования «против всех». В нашей практике в этом вопросе наблюдается шараханье: то такое голосование отменяют, то вводят вместе с нормой о признании выборов несостоявшимися, если голоса «против всех» выходят на первое место, что приводит к неоправданно частым срывам выборов. Мы предлагаем восстановить голосование «против всех» на выборах всех уровней, поскольку оно позволяет более полно учесть позиции избирателей. В то же время выборы следует признавать несостоявшимися только в том случае, когда число голосов «против всех» (или это число вместе с числом недействительных бюллетеней) окажется более половины от числа проголосовавших избирателей.

9. Изменения, вносимые в другие федеральные законы

Помимо реформирования собственно избирательного законодательства, необходимо внести изменения и в ряд других законов, в той или иной степени связанных с выборами.

В первую очередь речь должна идти о Федеральном законе «О политических партиях», который тесно связан с избирательным законодательством, поскольку главная функция политических партий – участие в выборах. Полагаю, что снижение требований к числу членов партий в 2012 году сыграло положительную роль. Однако в законе остались некоторые бюрократические препятствия для регистрации политических партий, в частности, нечеткие и размытые основания для отказа в регистрации. Чрезмерны также требования об отчетности партий и их региональных отделений.

Считаю также целесообразным допустить существование наряду с общероссийскими партиями также межрегиональных партий, которые могли бы получить право участия в региональных выборах. Это позволит партиям, формируемым снизу, постепенно набирать вес и снимет у них необходимость создавать большое число региональных отделений «для галочки».

По-видимому, следует пересмотреть условия признания партии участвующей выборах. В противном случае в 2019–2020 годах вновь предстоит масштабная ликвидация партий, созданных в 2012–2013 годах.

Необходимо урегулировать в законе политическую рекламу, то есть агитационную деятельность партий в межвыборный период. Неурегулированность этого вопроса порождает частые конфликты.

Ряд вопросов, связанных с региональными выборами, регулируется Федеральным законом «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», и также ряд вопросов, связанных с муниципальными выборами, регулируется Федеральным законом «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации». В эти законы также придется вносить изменения.

Ответственность за нарушения избирательного законодательства регулируется Уголовным кодексом и Кодексом об административных правонарушениях. Порядок разрешения избирательных споров в настоящее время определяется Кодексом административного судопроизводства. Ряд норм этих кодексов, касающихся выборов, требуют пересмотра.

Наша концепция Избирательного кодекса предполагает внесение изменений также в Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации». В соответствии со статьей 84 Конституции Российской Федерации, предметом регулирования данного закона следует оставить только порядок инициирования и назначения общероссийского референдума, а также ряд других специальных вопросов (содержание бюллетеня, вступление в силу решения, принятого на референдуме), а все процедуры, касающиеся сбора подписей, агитации, финансирования, голосования и подсчета голосов, урегулировать в Избирательном кодексе единообразно с регулированием выборов, а также региональных и местных референдумов. В связи с этим Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации» будет существенно сокращен в объеме.

Аркадий Любарев,
кандидат юридических наук,
эксперт Комитета гражданских инициатив,
председатель МОО «Экспертный форум
«Законы о выборах – для избирателя»


Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.