Комментарий к проекту Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», внесенному Президентом РФ 1 марта 2013 года 

Проект, в соответствии с Посланием Президента РФ 2012 года, предусматривает восстановление на выборах в Государственную Думу смешанной несвязанной системы, которая в основных чертах близка с системе, действовавшей на выборах 2003 года.

Половина депутатов (225) избирается по партийным спискам, половина (225) – по одномандатным округам (в 2007 и 2011 годах все 450 депутатов избирались по партийным спискам).

Возвращение к смешанной системе следует оценить позитивно: непартийные кандидаты (а также члены партий, по той или иной причине не выдвинутые партиями) получают право баллотироваться как самовыдвиженцы; избиратели получают возможность голосовать за конкретных кандидатов; снижается влияние партийной бюрократии на депутатский корпус. В то же время есть и связанные с этим риски: смешанная несвязанная система увеличивает разрыв между долей голосов, получаемых партиями на выборах, и долей достающихся им мандатов, позволяет лидирующей партии получать сверхпредставительство за счет одновременного - выигрыша в большинстве одномандатных округов (что обуславливается применением мажоритарной системы относительного большинства) и получением значительной части мандатов, распределяемых по пропорциональной системе. Для преодоления этого недостатка в проекте Избирательного кодекса РФ, поддержанном Комитетом гражданских инициатив, предлагалась смешанная связанная система, близкая к используемой на выборах Бундестага в Германии (но без возможности увеличения общего количества депутатских мандатов в нижней палате парламента). 

Заградительный барьер 5% (в 2007 и 2011 годах барьер был 7%, но в 2011 году для партий, получивших от 5 до 7% предусматривались 1–2 «утешительных мандата»). 

Снижение заградительного барьера до 5% также следует оценить позитивно, но решение о таком снижении было принято еще в 2011 году. В то же время было бы целесообразно еще больше снизить барьер – до 4 или даже до 3%, поскольку большое количество партий обычно размывает количество голосов крупных партий (в результате – участие в выборах нескольких десятков партий преодоление 5-процентного барьера даже для 3-4-х партий может стать затруднительным, в то время как партия-лидер даже при 30-40% голосов может получить за счет перераспределения мест непрошедших партий более половины мандатов, распределяемых по партийным спискам). 

В одномандатных округах могут баллотироваться как кандидаты, выдвинутые партиями, так и самовыдвиженцы. 

Норма о возможности самовыдвижения кандидатов также является позитивной и отличающей в лучшую сторону данный закон от законов ряда субъектов Российской Федерации, которые на выборах их глав подобной возможности не предоставляют. Однако в одномандатных округах в данном случае может усматриваться неоправданное различие в условиях регистрации самовыдвиженцев, которым придется собирать подписи, и кандидатов, выдвинутых партиями (которые могут не иметь в данном округе ни одного члена). При этом снижение требования к числу подписей принципиальной роли не играет, поскольку главным ограничителем является процедура «выбраковки» подписей. А здесь сохраняется жесточайшая норма об отказе в регистрации при обнаружении всего 5% недействительных подписей. 

Проблемой в данном контексте может представлять освобождение всех партий и их кандидатов от сбора подписей. В настоящее время право участвовать в выборах имеют 35 партий, и их число будет расти. В условиях отсутствия избирательных блоков мы можем столкнуться с ситуацией, когда в выборах примет участие около сотни партий, что затруднит для избирателя выбор, а также приведет к большой потере голосов за счет партий, не преодолевших заградительный барьер. Кроме того, это привет к увеличению разрыва между долей голосов, полученных партиями, и долей доставшихся им мандатов. 

Партийный список должен разбиваться на региональные группы и может иметь центральную часть. Минимальное количество региональных групп в партийном списке – 35 (в 2003 году было 7, в 2011 – 70). Максимальное количество кандидатов в центральной части списка – 10 (как в 2011 году; в 2003 году было 18, в 2007 – 3). 

Снижение минимального числа региональных групп следует оценить позитивно. Однако это число целесообразно снизить еще больше – до 15–20. 

Новым для закона о выборах в Государственную Думу является ограничение снизу числа кандидатов в партийном списке – не менее 200. В условиях, когда от партий не требуется сбор подписей, эта норма становится главным ограничителем для участия в выборах малых партий, поскольку на каждого кандидата необходимо представить солидный пакет документов. 

Требование о минимуме в 200 кандидатов является чрезмерным, поскольку даже крупные партии (кроме «партии власти») могут рассчитывать на прохождение по списку не более чем 50 кандидатов. 

Предельный размер избирательного фонда политической партии – 700 млн. руб. (как и в 2011 году), предельный размер избирательных фондов региональных отделений – от 15 до 100 млн. руб. в зависимости от числа избирателей в регионе (в 2011 году было от 15 до 55 млн. руб.). Предельный размер фонда кандидата – одномандатника – 15 млн. руб. (в 2003 году было 6 млн. руб.). 

Повышение предельных размеров избирательных фондов может рассматриваться как норма, создающая условия для «выхода из тени» денежных потоков, используемых для финансирования избирательных кампаний. 

Основные отличия от закона, действовавшего на выборах 2003 года, обусловлены изменениями, внесенными в избирательное законодательство в 2005–2012 годах: 

Эксперты Комитета гражданских инициатив: А. Е. Любарев, А. Н. Максимов

" > Аналитика: Комментарий к законопроекту о выборах депутатов
01.03.2013

Госдума РФ

Фото: PhotoXPress.ru

Комментарий к проекту Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», внесенному Президентом РФ 1 марта 2013 года 

Проект, в соответствии с Посланием Президента РФ 2012 года, предусматривает восстановление на выборах в Государственную Думу смешанной несвязанной системы, которая в основных чертах близка с системе, действовавшей на выборах 2003 года.

Половина депутатов (225) избирается по партийным спискам, половина (225) – по одномандатным округам (в 2007 и 2011 годах все 450 депутатов избирались по партийным спискам).

Возвращение к смешанной системе следует оценить позитивно: непартийные кандидаты (а также члены партий, по той или иной причине не выдвинутые партиями) получают право баллотироваться как самовыдвиженцы; избиратели получают возможность голосовать за конкретных кандидатов; снижается влияние партийной бюрократии на депутатский корпус. В то же время есть и связанные с этим риски: смешанная несвязанная система увеличивает разрыв между долей голосов, получаемых партиями на выборах, и долей достающихся им мандатов, позволяет лидирующей партии получать сверхпредставительство за счет одновременного - выигрыша в большинстве одномандатных округов (что обуславливается применением мажоритарной системы относительного большинства) и получением значительной части мандатов, распределяемых по пропорциональной системе. Для преодоления этого недостатка в проекте Избирательного кодекса РФ, поддержанном Комитетом гражданских инициатив, предлагалась смешанная связанная система, близкая к используемой на выборах Бундестага в Германии (но без возможности увеличения общего количества депутатских мандатов в нижней палате парламента). 

Заградительный барьер 5% (в 2007 и 2011 годах барьер был 7%, но в 2011 году для партий, получивших от 5 до 7% предусматривались 1–2 «утешительных мандата»). 

Снижение заградительного барьера до 5% также следует оценить позитивно, но решение о таком снижении было принято еще в 2011 году. В то же время было бы целесообразно еще больше снизить барьер – до 4 или даже до 3%, поскольку большое количество партий обычно размывает количество голосов крупных партий (в результате – участие в выборах нескольких десятков партий преодоление 5-процентного барьера даже для 3-4-х партий может стать затруднительным, в то время как партия-лидер даже при 30-40% голосов может получить за счет перераспределения мест непрошедших партий более половины мандатов, распределяемых по партийным спискам). 

В одномандатных округах могут баллотироваться как кандидаты, выдвинутые партиями, так и самовыдвиженцы. 

Норма о возможности самовыдвижения кандидатов также является позитивной и отличающей в лучшую сторону данный закон от законов ряда субъектов Российской Федерации, которые на выборах их глав подобной возможности не предоставляют. Однако в одномандатных округах в данном случае может усматриваться неоправданное различие в условиях регистрации самовыдвиженцев, которым придется собирать подписи, и кандидатов, выдвинутых партиями (которые могут не иметь в данном округе ни одного члена). При этом снижение требования к числу подписей принципиальной роли не играет, поскольку главным ограничителем является процедура «выбраковки» подписей. А здесь сохраняется жесточайшая норма об отказе в регистрации при обнаружении всего 5% недействительных подписей. 

Проблемой в данном контексте может представлять освобождение всех партий и их кандидатов от сбора подписей. В настоящее время право участвовать в выборах имеют 35 партий, и их число будет расти. В условиях отсутствия избирательных блоков мы можем столкнуться с ситуацией, когда в выборах примет участие около сотни партий, что затруднит для избирателя выбор, а также приведет к большой потере голосов за счет партий, не преодолевших заградительный барьер. Кроме того, это привет к увеличению разрыва между долей голосов, полученных партиями, и долей доставшихся им мандатов. 

Партийный список должен разбиваться на региональные группы и может иметь центральную часть. Минимальное количество региональных групп в партийном списке – 35 (в 2003 году было 7, в 2011 – 70). Максимальное количество кандидатов в центральной части списка – 10 (как в 2011 году; в 2003 году было 18, в 2007 – 3). 

Снижение минимального числа региональных групп следует оценить позитивно. Однако это число целесообразно снизить еще больше – до 15–20. 

Новым для закона о выборах в Государственную Думу является ограничение снизу числа кандидатов в партийном списке – не менее 200. В условиях, когда от партий не требуется сбор подписей, эта норма становится главным ограничителем для участия в выборах малых партий, поскольку на каждого кандидата необходимо представить солидный пакет документов. 

Требование о минимуме в 200 кандидатов является чрезмерным, поскольку даже крупные партии (кроме «партии власти») могут рассчитывать на прохождение по списку не более чем 50 кандидатов. 

Предельный размер избирательного фонда политической партии – 700 млн. руб. (как и в 2011 году), предельный размер избирательных фондов региональных отделений – от 15 до 100 млн. руб. в зависимости от числа избирателей в регионе (в 2011 году было от 15 до 55 млн. руб.). Предельный размер фонда кандидата – одномандатника – 15 млн. руб. (в 2003 году было 6 млн. руб.). 

Повышение предельных размеров избирательных фондов может рассматриваться как норма, создающая условия для «выхода из тени» денежных потоков, используемых для финансирования избирательных кампаний. 

Основные отличия от закона, действовавшего на выборах 2003 года, обусловлены изменениями, внесенными в избирательное законодательство в 2005–2012 годах: 

  • отсутствие избирательных блоков; 
  • отсутствие голосования «против всех»; 
  • отсутствие порога явки; 
  • отсутствие избирательного залога; 
  • освобождение политических партий и выдвинутых ими кандидатов от сбора подписей; 
  • снижение необходимого числа подписей для самовыдвиженцев с 1% до 0,5%; 
  • создание избирательных фондов не только политическими партиями, но и их региональными отделениями, что значительно повышает «потолок» консолидированного фонда. 

Эксперты Комитета гражданских инициатив: А. Е. Любарев, А. Н. Максимов

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.