Алексей Кудрин на круглом столе по пенсионной реформе

Хочу всех поприветствовать! Мы затеяли очень важное дело - публично обсудить те предложения, которые уже подготовлены правительством и которые уже предполагается вносить в парламент.

Я участвовал в обсуждении реформы пенсионной системы и в начале двухтысячных. Должен признаться, что реформа 2003 года меня не удовлетворяла. На мой взгляд, не были решены задачи и по поддержанию пенсии, и по пенсионному возрасту, и по льготной категории. Еще тогда эти проблемы сохранялись. Но были приняты важные, принципиальные, институциональные решения - накопительные пенсии. Для нашей страны это необходимо. Перспективы демографии показывают, что без накопительной пенсии наши граждане не обойдутся. Нужно говорить и об обязательной, и о добровольной накопительной пенсии. При нашей культуре планирования, для нашей финансовой грамотности обязательная часть важна. Она должна быть. Решение о существенном сокращении накопительной часть -  это ухудшение пенсионной системы и гарантии пенсий будущих пенсионеров. Через12-15 лет мы почувствуем это сверхостро. Произойдет это не одномоментно, проблемы будут накапливаться ежегодно.

Идея о передаче гражданам права выбрать между распределительной и накопительной - при том, что мы все признаем это неким компромиссом - это ухудшение пенсионной системы. Гражданин не может сегодня сказать, какая из этих систем более перспективна. Государство говорит, что обеспечит более высокий уровень индексации через распределительную. А я считаю, что таких финансовых возможностей у страны не будет, чтобы обеспечить распределительную систему в полном виде. Пенсионные права будут сейчас записываться, а обеспечиваться - по факту источников доходов в этой пенсионной системе.Новая формула к этому и подводит.

Коэффициенты, которые будет накапливать гражданин, будут зависеть от текущих доходов, будущих трансфертов в бюджеты. А они через 10-15 лет будут не такими как сейчас. Сейчас мы живет на пике цен на нефть. То, что происходит сейчас с финансированием дефицита - это несколько искусственная история. Пока мы можем это делать. И гражданину очень сложно сейчас учесть все эти факторы в оценке своего пенсионного вклада. Ему также сложно оценить, что будет с накопительной частью. Такой исторический выбор даже профессиональный финансист сейчас не сделает. А мы ставим человека перед выбором: хочешь – идешь в накопительную, хочешь - остаешься в распределительной. Мы неправильно предлагаем. Ставим гражданина перед сложным выбором. Его финансового образования для этого недостаточно. Масштаб последствий на протяжении 15-20 лет по разным оценкам - это от 1 до 2 проц  ВВП. Я имею в виду средства, которых будет недоставать, чтобы решить эту проблему.

Отставляем в стороне вопрос пенсионного возраста. Кричащий для нашей страны вопрос в силу ситуации с трудовыми ресурсами, демографической ситуации, реальных физических возможностей гражданина. Один из важнейших ресурсов оставляем в стороне и пытаемся построить формулы и оценки на суженной базе, не достаточной для того, чтобы оценить реальные последствия этой реформы. Специально не удаляюсь в детали пенсионной формулы. На мой взгляд, она имеет изъян. Но главное - предлагаемые меры не обеспечивают долгосрочной  устойчивости пенсионной системы. Не выполняются целевые ориентиры по пенсионной реформе, и возможные пенсии в рамках заявленных предложений, думаю, будут уменьшаться. Мы не знаем также последствий для финансовой и бюджетной систем. Пенсионная формула сложна для населения. Мы ставим население перед непонятным для него выбором. 

Важный момент - по размещению и по инвестированию накоплений. Согласен с мерами, которые связаны с совершенствованием системы государственных пенсионных фондов, системы накопления, переходом к более современным методам оценки риска и формирования портфеля инвестиций. Когда мы в 2003 году начинали, страна только получила статус рыночной экономики. И на рубеже 2003-2004 годов наш суверенный  рейтинг перестал быть «мусорным», абсолютно неприемлемым для инвестиций. Это означает, что все наши частные компании имели рейтинг ниже, чем государство.  Инвестировать пенсионные накопления, которые должны быть более надежными, на том рынке было очень рискованно. В тот момент мы использовали большую долю государственных ценных бумаг. Но сейчас уже как в государственных управляющих, так и в негосударственных пенсионных фондах примерно 52 проц. -  это государство, а все остальное -  частный сектор. Это инвестиции в реальный сектор и в частные ценные бумаги. Мы можем по мере развития рынка увеличивать долю частного сектора. Думаю, на протяжении десяти лет доля государства могла бы стать уже не 52, а  30-35 проц. Доля государства все равно будет очень высокая в силу характера пенсионного накопления - необходима легальность, надежность пенсионных инвестиций. Но самое главное, что, начав в 2003 году, мы не потеряли эти 10 лет - у граждан уже есть накопления. 

Но после принятого решения о выборе между 6 проц и 0 проц примерно в два раза сократятся накопления и инвестирования. Минимум в два раза. Реальный сектор получит меньше инвестиций. Часто нам говорят: эти средства инвестируются на финансовом рынке. Финансовый рынок - это и есть тот рынок, на котором государственные и частные компании собирают средства для своих инвестиций. Эти средства идут в транспортные системы, энергетические компании размещают свои облигации. Это и есть те самые инвестиции, которые нужны. 

Безусловно, свойство таких консервативных пакетов инвестирования - быть размещенными в разных компаниях и в разных облигациях. Есть ограничения на одного эмитента. Но это нормальный ресурс, который достигал 350 млрд в год. Столько сейчас дополнительно добавлялось на рынок для инвестирования. И из них половина - частный сектор. Сейчас это существенно сократится. В условиях, когда у нас в 2013 году прирост инвестиций отрицательный, это еще один фактор будущего уменьшения инвестиций. Поэтому когда спрашивают, какие нужны первоочередные меры для среднесрочного экономического роста, мой ответ - увеличение накоплений, а не уменьшение. Должна быть логика, должна быть политика в нынешней ситуации. Тем более что мы отказываемся от целого института. Опять же, мы говорим: надо наращивать институты. Так вот это и есть один из институтов, который мы растили все эти годы. Сейчас мы его начинаем менять и ухудшать. 

И уж совсем, на мой взгляд, неприемлемо - остановка на год накоплений. Не понимаю логику этого решения. Для рынка она вообще непонятна. Сказать, что это потребности бюджета - лучше было бы взять на рынке в долг эти 200-300 млрд. Это в десятки раз лучшее решение, чем подорвать доверие к важнейшему институту. Еще хуже, если сейчас это произойдет, а через год нам скажут - еще год подождите. Вот тогда произойдет полное разрушение этого института. Не думаю что в этом цель, думаю здесь ошибка. Видимо, это люди из социального блока правительства, которые недостаточно чувствуют рынок, правила на рынке и правила действия таких институтов. Они в данном случае решают сиюминутную задачу. Это меня беспокоит. 

Не ухожу в анализ пенсионной формулы. Здесь есть специалисты, которые по этому поводу выскажутся. В 2010 году я не вполне был согласен с теми подходами, которые тогда осуществлялись. Я тогда сказал: через два или три года нам придется их менять. Я тогда говорил, что с тем вариантом мы тоже попадем. Но знаете, сейчас хочу сказать, что он был не таким плохим. На фоне теперешних предложений. Произошло, к сожалению, то о чем я думал - через три года мы подошли к принципиальному пересмотру. Мы тогда не решили всех проблем. И сегодняшние предложения их не решают, а накапливают.

Спасибо всем за внимание!

" > Новости: Выступление Алексея Кудрина на круглом столе «Пенсионная реформа в России: заявленные цели и прогнозируемый результат»
15.11.2013

Хочу всех поприветствовать! Мы затеяли очень важное дело - публично обсудить те предложения, которые уже подготовлены правительством и которые уже предполагается вносить в парламент.

Я участвовал в обсуждении реформы пенсионной системы и в начале двухтысячных. Должен признаться, что реформа 2003 года меня не удовлетворяла. На мой взгляд, не были решены задачи и по поддержанию пенсии, и по пенсионному возрасту, и по льготной категории. Еще тогда эти проблемы сохранялись. Но были приняты важные, принципиальные, институциональные решения - накопительные пенсии. Для нашей страны это необходимо. Перспективы демографии показывают, что без накопительной пенсии наши граждане не обойдутся. Нужно говорить и об обязательной, и о добровольной накопительной пенсии. При нашей культуре планирования, для нашей финансовой грамотности обязательная часть важна. Она должна быть. Решение о существенном сокращении накопительной часть -  это ухудшение пенсионной системы и гарантии пенсий будущих пенсионеров. Через12-15 лет мы почувствуем это сверхостро. Произойдет это не одномоментно, проблемы будут накапливаться ежегодно.

Идея о передаче гражданам права выбрать между распределительной и накопительной - при том, что мы все признаем это неким компромиссом - это ухудшение пенсионной системы. Гражданин не может сегодня сказать, какая из этих систем более перспективна. Государство говорит, что обеспечит более высокий уровень индексации через распределительную. А я считаю, что таких финансовых возможностей у страны не будет, чтобы обеспечить распределительную систему в полном виде. Пенсионные права будут сейчас записываться, а обеспечиваться - по факту источников доходов в этой пенсионной системе.Новая формула к этому и подводит.

Коэффициенты, которые будет накапливать гражданин, будут зависеть от текущих доходов, будущих трансфертов в бюджеты. А они через 10-15 лет будут не такими как сейчас. Сейчас мы живет на пике цен на нефть. То, что происходит сейчас с финансированием дефицита - это несколько искусственная история. Пока мы можем это делать. И гражданину очень сложно сейчас учесть все эти факторы в оценке своего пенсионного вклада. Ему также сложно оценить, что будет с накопительной частью. Такой исторический выбор даже профессиональный финансист сейчас не сделает. А мы ставим человека перед выбором: хочешь – идешь в накопительную, хочешь - остаешься в распределительной. Мы неправильно предлагаем. Ставим гражданина перед сложным выбором. Его финансового образования для этого недостаточно. Масштаб последствий на протяжении 15-20 лет по разным оценкам - это от 1 до 2 проц  ВВП. Я имею в виду средства, которых будет недоставать, чтобы решить эту проблему.

Отставляем в стороне вопрос пенсионного возраста. Кричащий для нашей страны вопрос в силу ситуации с трудовыми ресурсами, демографической ситуации, реальных физических возможностей гражданина. Один из важнейших ресурсов оставляем в стороне и пытаемся построить формулы и оценки на суженной базе, не достаточной для того, чтобы оценить реальные последствия этой реформы. Специально не удаляюсь в детали пенсионной формулы. На мой взгляд, она имеет изъян. Но главное - предлагаемые меры не обеспечивают долгосрочной  устойчивости пенсионной системы. Не выполняются целевые ориентиры по пенсионной реформе, и возможные пенсии в рамках заявленных предложений, думаю, будут уменьшаться. Мы не знаем также последствий для финансовой и бюджетной систем. Пенсионная формула сложна для населения. Мы ставим население перед непонятным для него выбором. 

Важный момент - по размещению и по инвестированию накоплений. Согласен с мерами, которые связаны с совершенствованием системы государственных пенсионных фондов, системы накопления, переходом к более современным методам оценки риска и формирования портфеля инвестиций. Когда мы в 2003 году начинали, страна только получила статус рыночной экономики. И на рубеже 2003-2004 годов наш суверенный  рейтинг перестал быть «мусорным», абсолютно неприемлемым для инвестиций. Это означает, что все наши частные компании имели рейтинг ниже, чем государство.  Инвестировать пенсионные накопления, которые должны быть более надежными, на том рынке было очень рискованно. В тот момент мы использовали большую долю государственных ценных бумаг. Но сейчас уже как в государственных управляющих, так и в негосударственных пенсионных фондах примерно 52 проц. -  это государство, а все остальное -  частный сектор. Это инвестиции в реальный сектор и в частные ценные бумаги. Мы можем по мере развития рынка увеличивать долю частного сектора. Думаю, на протяжении десяти лет доля государства могла бы стать уже не 52, а  30-35 проц. Доля государства все равно будет очень высокая в силу характера пенсионного накопления - необходима легальность, надежность пенсионных инвестиций. Но самое главное, что, начав в 2003 году, мы не потеряли эти 10 лет - у граждан уже есть накопления. 

Но после принятого решения о выборе между 6 проц и 0 проц примерно в два раза сократятся накопления и инвестирования. Минимум в два раза. Реальный сектор получит меньше инвестиций. Часто нам говорят: эти средства инвестируются на финансовом рынке. Финансовый рынок - это и есть тот рынок, на котором государственные и частные компании собирают средства для своих инвестиций. Эти средства идут в транспортные системы, энергетические компании размещают свои облигации. Это и есть те самые инвестиции, которые нужны. 

Безусловно, свойство таких консервативных пакетов инвестирования - быть размещенными в разных компаниях и в разных облигациях. Есть ограничения на одного эмитента. Но это нормальный ресурс, который достигал 350 млрд в год. Столько сейчас дополнительно добавлялось на рынок для инвестирования. И из них половина - частный сектор. Сейчас это существенно сократится. В условиях, когда у нас в 2013 году прирост инвестиций отрицательный, это еще один фактор будущего уменьшения инвестиций. Поэтому когда спрашивают, какие нужны первоочередные меры для среднесрочного экономического роста, мой ответ - увеличение накоплений, а не уменьшение. Должна быть логика, должна быть политика в нынешней ситуации. Тем более что мы отказываемся от целого института. Опять же, мы говорим: надо наращивать институты. Так вот это и есть один из институтов, который мы растили все эти годы. Сейчас мы его начинаем менять и ухудшать. 

И уж совсем, на мой взгляд, неприемлемо - остановка на год накоплений. Не понимаю логику этого решения. Для рынка она вообще непонятна. Сказать, что это потребности бюджета - лучше было бы взять на рынке в долг эти 200-300 млрд. Это в десятки раз лучшее решение, чем подорвать доверие к важнейшему институту. Еще хуже, если сейчас это произойдет, а через год нам скажут - еще год подождите. Вот тогда произойдет полное разрушение этого института. Не думаю что в этом цель, думаю здесь ошибка. Видимо, это люди из социального блока правительства, которые недостаточно чувствуют рынок, правила на рынке и правила действия таких институтов. Они в данном случае решают сиюминутную задачу. Это меня беспокоит. 

Не ухожу в анализ пенсионной формулы. Здесь есть специалисты, которые по этому поводу выскажутся. В 2010 году я не вполне был согласен с теми подходами, которые тогда осуществлялись. Я тогда сказал: через два или три года нам придется их менять. Я тогда говорил, что с тем вариантом мы тоже попадем. Но знаете, сейчас хочу сказать, что он был не таким плохим. На фоне теперешних предложений. Произошло, к сожалению, то о чем я думал - через три года мы подошли к принципиальному пересмотру. Мы тогда не решили всех проблем. И сегодняшние предложения их не решают, а накапливают.

Спасибо всем за внимание!

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.