Генеральный директор РАПСИ, член КГИ Виталий Ушканов:

Напомню, прошло меньше месяца, как председатель Верховной Рады, и. о. президента Украины А. Турчинов подписал распоряжение и поручил СБУ обеспечивать проведение мероприятий по обеспечению безопасности и здоровья журналистов, телеоператоров, других представителей СМИ. История с журналистами телеканала «Life News» показывает, что Киев из рук вон плохо контролирует действия своих силовиков. Либо принимает распоряжения просто для того, чтобы выглядеть цивилизованно… Но ведь это не только проблема Украины. Международное право содержит исчерпывающие нормы, которые охраняют журналистов во время военных конфликтов, однако по печальной статистике Международного Красного Креста за последние двадцать с небольшим лет погибли более 1000 журналистов!

Убежден,  руководители СМИ и профессиональных журналистских организаций обязаны знать и информировать своих репортеров об мерах элементарной предосторожности при выполнении редакционных заданий в «горячих точках».

Прежде, чем отправляться в зону военного конфликта, журналист должен ознакомиться с существующими законодательными актами и другими документами, регулирующими его профессиональную деятельность. И в первую очередь определиться со своим правовым статусом.  В России эксперты выделяют три аспекта.

Во-первых, это, как ни странно, статус просто гражданина Российской Федерации, временно находящегося вне места своей постоянной регистрации (прописки) в связи с работой, с туристическими целями или по иным причинам. Именно к этой категории следует отнести стрингеров, то есть, журналистов, не состоящих в штате какого-либо СМИ. Эти люди фактически или по договору выполняют работу журналиста, но не всегда могут документально подтвердить свой специальный статус. Основным и единственным документом, удостоверяющим личность гражданина, признается паспорт. Перечитайте еще раз, что в нем написано о сроках обмена паспорта, порядке вклеивания новых фотографий и т.п.

Во-вторых, это статус журналиста независимого СМИ, то есть, такой редакции, которая не подчинена прямо или косвенно государственной власти, в данном случае вооруженным силам, и не выполняет их заказы по информационному обеспечению проводимой военной акции. В этой ситуации документально подтвердить принадлежность к конкретной редакции и специальный статус журналиста, как правило, совершенно не сложно, однако также нужно быть готовым к тому, что ваши удостоверения, как и другие документы, будут изучаться «под микроскопом».

В-третьих, это статус так называемого «военного корреспондента», то есть сотрудника СМИ, аффилированного с властями, «правильно» понимающего всю суть происходящего и полностью согласующего с ними свою информационную и прочую жизнедеятельность. Поэтому проблем с документами и другими формальностями у них обычно не возникает.

Журналисты, находящиеся в опасных профессиональных командировках в районах вооружённого конфликта, не получают аккредитации в вооруженных силах, хотя могут сопровождать военные формирования, — по крайней мере, прямого запрета на подобное сопровождение нет. Такие журналисты обладают статусом гражданского лица и, как следствие, пользуются защитой от нападения, если только они не совершают никаких действий, несовместимых с их статусом гражданского лица. Следует заметить, что норма ст. 79 I Дополнительного протокола к Женевским конвенциям 1949 г. отсылочная и раскрывается в статьях, в которых говорится о защите гражданского населения.

Защита журналистов подразумевает также обязательство конфликтующих сторон не прибегать к определенного рода действиям по отношению к ним. Так, гражданские лица в соответствии со ст. 51 (2) I Дополнительного протокола к Женевским конвенциям 1949 г. (в том числе, журналисты!) не должны являться объектом нападения. А в соответствии со ст. 52 Протокола гражданские лица имеют право на то, чтобы к их собственности относились с уважением, если она не имеет военного характера.

Мне могут возразить, что некоторые российские журналисты на Украине снимают не то, и пишут неправду. Но «не то» и «неправда» - суть не правовые категории. А значит, у международного сообщества есть все правовые основания требовать освобождения журналистов телеканала «Life News»!  

" > Новости: Член КГИ Виталий Ушканов о безопасности журналистов в «горячих точках»
22.05.2014

Член КГИ Виталий Ушканов

Генеральный директор РАПСИ, член КГИ Виталий Ушканов:

Напомню, прошло меньше месяца, как председатель Верховной Рады, и. о. президента Украины А. Турчинов подписал распоряжение и поручил СБУ обеспечивать проведение мероприятий по обеспечению безопасности и здоровья журналистов, телеоператоров, других представителей СМИ. История с журналистами телеканала «Life News» показывает, что Киев из рук вон плохо контролирует действия своих силовиков. Либо принимает распоряжения просто для того, чтобы выглядеть цивилизованно… Но ведь это не только проблема Украины. Международное право содержит исчерпывающие нормы, которые охраняют журналистов во время военных конфликтов, однако по печальной статистике Международного Красного Креста за последние двадцать с небольшим лет погибли более 1000 журналистов!

Убежден,  руководители СМИ и профессиональных журналистских организаций обязаны знать и информировать своих репортеров о мерах элементарной предосторожности при выполнении редакционных заданий в «горячих точках».

Прежде, чем отправляться в зону военного конфликта, журналист должен ознакомиться с существующими законодательными актами и другими документами, регулирующими его профессиональную деятельность. И в первую очередь определиться со своим правовым статусом.  В России эксперты выделяют три аспекта.

Во-первых, это, как ни странно, статус просто гражданина Российской Федерации, временно находящегося вне места своей постоянной регистрации (прописки) в связи с работой, с туристическими целями или по иным причинам. Именно к этой категории следует отнести стрингеров, то есть, журналистов, не состоящих в штате какого-либо СМИ. Эти люди фактически или по договору выполняют работу журналиста, но не всегда могут документально подтвердить свой специальный статус. Основным и единственным документом, удостоверяющим личность гражданина, признается паспорт. Перечитайте еще раз, что в нем написано о сроках обмена паспорта, порядке вклеивания новых фотографий и т.п.

Во-вторых, это статус журналиста независимого СМИ, то есть, такой редакции, которая не подчинена прямо или косвенно государственной власти, в данном случае вооруженным силам, и не выполняет их заказы по информационному обеспечению проводимой военной акции. В этой ситуации документально подтвердить принадлежность к конкретной редакции и специальный статус журналиста, как правило, совершенно не сложно, однако также нужно быть готовым к тому, что ваши удостоверения, как и другие документы, будут изучаться «под микроскопом».

В-третьих, это статус так называемого «военного корреспондента», то есть сотрудника СМИ, аффилированного с властями, «правильно» понимающего всю суть происходящего и полностью согласующего с ними свою информационную и прочую жизнедеятельность. Поэтому проблем с документами и другими формальностями у них обычно не возникает.

Журналисты, находящиеся в опасных профессиональных командировках в районах вооружённого конфликта, не получают аккредитации в вооруженных силах, хотя могут сопровождать военные формирования, — по крайней мере, прямого запрета на подобное сопровождение нет. Такие журналисты обладают статусом гражданского лица и, как следствие, пользуются защитой от нападения, если только они не совершают никаких действий, несовместимых с их статусом гражданского лица. Следует заметить, что норма ст. 79 I Дополнительного протокола к Женевским конвенциям 1949 г. отсылочная и раскрывается в статьях, в которых говорится о защите гражданского населения.

Защита журналистов подразумевает также обязательство конфликтующих сторон не прибегать к определенного рода действиям по отношению к ним. Так, гражданские лица в соответствии со ст. 51 (2) I Дополнительного протокола к Женевским конвенциям 1949 г. (в том числе, журналисты!) не должны являться объектом нападения. А в соответствии со ст. 52 Протокола гражданские лица имеют право на то, чтобы к их собственности относились с уважением, если она не имеет военного характера.

Мне могут возразить, что некоторые российские журналисты на Украине снимают не то, и пишут неправду. Но «не то» и «неправда» - суть не правовые категории. А значит, у международного сообщества есть все правовые основания требовать освобождения журналистов телеканала «Life News»!  

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.