Виктор Плескачевский: «Потренируйтесь сначала на кошках, а потом принимайте антиофшорные законы»

25.11.2014

Вице-президент РСПП, сопредседатель совета РСПП по развитию саморегулирования, член КГИ Виктор Плескачевский: 

Подавляющее большинство стран по мере сил и возможностей борется с офшорами. Но никто же не может приказать Багамским, Каймановым, Венгерским островам или Кипру изменить налоговый режим. Это вопросы самостоятельности конкретной юрисдикции. Поэтому они существуют де факто. В России в конце 90-х офшорные зоны были внесены в «черные списки». 

Риторика президента и правительства РФ -  против офшоров. Что законно и правильно. Но почему эти меры необходимо принимать именно сейчас, в условиях санкций, в условиях надвигающегося мирового кризиса? 

Я не знаю ни одного эксперта, который бы взял на себя ответственность заявить, что новый антиофшорный закон будет эффективен и каким-то образом улучшит ситуацию в нашей стране. Создается такое ощущение, что срочно нужно было что-то принять – и приняли. Закон  предусматривает, что иностранная компания, которая не признается российским налоговым резидентом, но контролируется налоговыми резидентами России, считается контролируемой иностранной компанией. Нужно понимать, что в соответствие с экономическим законодательством, налоговое планирование вправе осуществить любая компания, в том числе с помощью офшорных зон. Это не очень хорошо и вредит репутации, особенно крупного бизнеса. Поэтому бизнес в каких-то солидных системных вопросах редко использует подобную схему. Обычно это разовая сделка или определенные инвестиционные процессы.

Надо признать, что весь торговый флот мира существует в таком офшоре – в Либерии, кроме Германии, которая, кстати говоря, создала  институциональный офшор внутри своей страны. 

Либеральная экономика предполагает: если реальный бизнес использует офшорные схемы, значит - плохи дела с налоговой системой в стране. Нет налоговой логики.

В России сегодня не только средний бизнес, что почти невероятно для большинства развитых стран, но и госкорпорации имеют огромное количество офшорных схем. Поэтому, как говорится, если хотите что-то изменить, начните с себя. Наведите порядок в бюджетных организациях: белая зарплата, полностью прозрачное налогообложение, ценообразование. Для этого не нужно принимать законы, достаточно вынести вердикт.  Все же понимают, что на сегодняшний день крупнейшие госкорпорации – это заметная часть российской экономики. Оцените эффективность мер, эффективность компании в целом, если она не будет употреблять форму налогового планирования, которая предполагает проводить часть сделок через офшоры. Потренируйтесь сначала на кошках, а потом принимайте антиофшорные законы. 

В 2000-ом году  правительство и Государственная дума очень активно обсуждают плоскую шкалу подоходного налога. Причем народ и бизнес говорят – даешь! А правительство опасается, что выпадет огромное количество доходов бюджета. Наконец-то решились. Результат: ставку уменьшили - получили прирост + 60% в первый квартал следующего года.  Налоги начали выходить из тени. Впервые была использована регулирующая функция налогов, а не фискальная. Сегодня же большинство инициатив властей носят фискальный характер. 

У нас есть много низкоэффективных расходов. Поэтому бизнес удивляется, почему начали с них. Кампанейщина - таков общий вывод. 

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.