Член КГИ Кирилл Кабанов о доверии граждан к общественным организациям, борющимся с коррупцией

12.12.2014

Общественная палата опубликовала годовой доклад о состоянии гражданского общества. По данным ОП, 66% россиян не участвуют в работе НКО. Согласно другим опросам, 40% наших граждан считают, что работа НКО никак не влияет на жизнь большинства россиян, а 34% полагают, что НКО и вовсе не нужны. Председатель Национального антикоррупционного комитета, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член КГИ Кирилл Кабанов рассказал, почему 28% россиян доверяют организациям, борющимся с коррупцией, а остальные полагают, что антикоррупционные методы в нашей стране не работают:

У большинства населения нашей страны есть ощущение, что борьба с коррупцией – это борьба с коррупционерами, а борьба с коррупционерами все-таки относится к функции государства. Поэтому люди полагают, что у общественных организаций мало потенциала в этой области. Наш Комитет работает с обращениями граждан, мы постоянно делаем запросы, но КПД, к сожалению, не очень высокий. Потому что государственная система выстроена так, что подобные документы красиво отфутболиваются.

Важно отметить, что граждане путают борьбу с коррупционерами и борьбу с противодействием коррупции. Они не видят государственных шагов, потому что тема слабо освещается системно. И это одна из причин думать, что у нас хуже всех. Уверяю, это не так. За последние три года сделаны конкретные шаги. Люди не понимают, что идет фактическая ратификация 20-ой статьи Конвенции ООН против коррупции. Президент РФ дал поручение Генеральной прокуратуре отработать правовой механизм изъятия незаконных активов, которые определяются в результате декларирования. Но граждане об этом не знают, потому уверены, что 20 статья - панацея, хотя есть решение Конституционного суда о том, что мы не можем ратифицировать эту статью в том виде, в котором она предлагается.

Россияне считают, что коррупция – это взятка. Даже систему откатов они не воспринимают как бизнес, получение ренты. Для них все – взятка. Это уже сложившиеся десятилетиями стереотипы. В первую очередь необходимо разобраться, что такое коррупция? Это отдельно сформированный бизнес, построенный с целью получения ренты - с бюджетного процесса, с легального бизнеса и с граждан. Причем это не сращивание государства с коррупционным аппаратом, а, повторюсь, отдельный бизнес, построенный на административном ресурсе.

Те административные барьеры, о которых у нас постоянно заявляет легальный бизнес, и есть средство заработка. Это процедура избыточной функции государства, о чем мы говорили давно. Коррупционный бизнес возник в начале 90-х годов - из частных случаев казнокрадов он стал частью идеологии формирования элит. Люди этого не понимают. Они принимают на веру то, что им дается с позиции информационного пространства, поэтому складывается впечатление, что все бесполезно. Или, наоборот, те граждане, которые к нам обращаются, уверены, что мы обязаны сделать первое, второе и третье. Я отвечаю, что мы действуем в рамках своих полномочий, в рамках действующего закона об НКО.

Мы – клуб единомышленников, конечно, в поддержке граждан нуждаемся. В первую очередь, в информировании со стороны граждан, чтобы понять специфику и от частного выйти на систему.

У нас немало организаций по борьбе с коррупцией. Зарегистрировано несколько сотен организаций, в которых есть антикоррупционная составляющая. Они действуют не только в Москве, но и Санкт-Петербурге и других регионах РФ. Когда граждане начинают бороться за прозрачность федеральных, региональных, муниципальных бюджетов, за их понятность, нужно понимать, что это и есть борьба с коррупцией.

У нас есть два пути борьбы с коррупцией. Первый, ошибочный, когда люди считают, что только революция может изменить ситуацию с коррупцией. Но мы видим, в результате любой революции, «красные придут – будут грабить, белые придут – тоже грабить начнут». Яркие примеры в Египте, Сирии, Ливии и так далее. Внешние союзники коррумпируют внутренний рынок.

Второй путь - внутреннего информирования. В нашей стране реализовать его сложно, поскольку огромная часть элиты ввязана в бизнес-процесс и формирует свой заказ на этот бизнес, который является по сути коррупционным и связан с распределением бюджетных средств и контрактов.

Сегодня устанавливается диалог между обществом, экспертным сообществом и властью – представителями управленческой элиты. Это то, что должно дать результаты.

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.