23.12.2014

Председатель Попечительского совета Общероссийской общественной организации малого и среднего предпринимательства «ОПОРА РОССИИ», член КГИ Сергей Борисов: 

Малый бизнес сегодня в очень непростой ситуации. Настроения у предпринимателей – негативные. О новом бизнесе уже и речи нет. Спасают то, что, как говорится, нажито непосильным трудом.  Налоговая нагрузка, социальные платежи, проценты по кредитам, девальвация рубля, закупка валютного товара – страховые обязательства и нестабильная ситуация в стране привели к тому, что малый бизнес стагнирует. Особенно  тяжело тем, кто балансировал на грани рентабельности. К примеру, торговые предприятия, которым запретили торговать спиртным и сигаретами, или тем, кто реализовывал импортный товар. Если говорить о производственном предпринимательстве, то мне неоднократно приходилось слышать серьезные обиды по поводу расчета кадастровой стоимости на покупку участка земли. Вроде бы есть проект по приобретению земли предпринимателем, которую он арендовал и развивал в течение определенного времени, но как только дело заходит о покупке, кадастровая оценка в несколько раз превышает рыночную стоимость. Невыгодно брать. Это то, с чем нужно справляться немедленно. 

Считаю, что нашим властям нужно установить такое правило: если на сегодняшний день кадастр не соответствует рынку, то мерить квадратные метры возможно только по рыночной оценке сегодняшнего дня. Никакие гипотетические формулы, выведенные еще в советское время, использоваться на сегодняшний день не должны. Мы живем в новых реалиях. 

Также в памяти предпринимателей живет еще одна обида на государство – двукратное повышения страховых взносов для ИП. С 2013 года мы потеряли более миллиона индивидуальных предпринимателей. Большинство из регионов. Лишь половина вновь заявили о желании зарегистрироваться как индивидуальный предприниматель. 

На сегодняшний день есть определенные категории предпринимателей, которые работали на субподряде с крупными компаниями, к примеру, оказывали транспортные услуги. Очевидно, что заказов становится меньше. Уже не до жиру - быть бы живу. У малого бизнеса есть перспективы получить госзаказы. Но система отбора настолько  несовершенна: не каждому малому предпринимателю удается просочиться сквозь сложную череду аукционов и конкурсов. 

«Если денег мало, надо давать свободу», - тут я поддерживаю предложение вице-премьера Аркадия Дворковича. Это закон сообщающихся сосудов. Нет денег в экономике, давайте попробуем дать возможность людям самим заработать, в противном случае  они придут на биржу труда и государству придется платить пособие по безработице.   

Многие ругают государство, что за двадцать лет никто бизнесу руки не протянул. Я свидетель развития малого бизнеса в России. С 2002 до 2012 годы я возглавлял «Опору России» и ко мне сходилась информация ото всюду. Все-таки у нас  были хорошие решения, касающиеся поддержки бизнеса:  по налоговой  части вспомним упрощенную систему налогообложения, единый налог на вмененный доход,  или патентную систему, которая тоже оказалась перспективной. У нас 92% процента предпринимателей работают на спецрежиме налогообложения. И многие  зарубежные предприниматели, когда узнают о такой системе для малого бизнеса, все-таки отмечают, что это весьма прогрессивно. У нас были решения имущественного характера. Вспомните закон, благодаря которому малые предприниматели , хоть их была и незначительная часть, но смогли приватизировать свое имущество, которое они арендовали у государства. А это, кстати, отразилось и в тенденциях роста. За 10 лет – со 2002 по 2012 год -  малый бизнес дал рост ВВП 40%. Пусть кривая была не столь крутая в тенденциях роста, но рост был. 

Сейчас максимально нужно реализовать все здравые идеи, которые звучали за последние десятилетия, чтобы спасти малый бизнес. По заявлениям вице-премьера Ольги Голодец, у нас около 20 миллионов трудоспособных граждан нигде не числятся официально работающими, но известно, что они где-то трудоустроены. Необходимо разработать инструменты, чтобы эти люди вышли из тени и легально платили минимальный посильный налог.  В свое время мы предлагали ввести патент на самозанятость. Его отвергли, сказав, что это хлопотно. Но ведь смогли же ввести  патент для работы иностранных граждан в России? 

Тенденция падения малого бизнеса не столь велика, но тренд отрицательный. Не только нарастающий кризис и социальные обязательства делают предпринимателей уязвимыми. Порой руководители на местах всячески препятствуют развитию того или иного бизнеса в регионе. В таком случае необходимо разработать программу мотивации, где показатели роста  бизнеса в регионе напрямую зависели бы от ключевых коэффициентов эффективности деятельности губернаторов и мэров городов. Если нет роста по малому бизнесу, значит, плохо организуете инвестиционно-предпринимательский климат, или душите другими мерами. Если КPI не выполняется, значит необходимо получить опыт у лучших муниципалитетов, где люди не стоят с протянутой рукой за субсидиями, а руководители делают все возможное, чтобы предприниматели развивались и пополняли бюджет. Вот так надо действовать в условиях кризиса. Я все-таки настаиваю, что малый бизнес необходимо кредитовать по сниженным ставкам. Но в этом случае нужно прописать правила игры, чтобы  алчные люди наряду с честными не имели возможности размещать дешевые кредиты на депозитах по 20% годовых.

Нефть и доллары нас испортили. Отучили думать, предпринимать и считать.

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.