Член КГИ Леонид Гозман: Свободу врагам Свободы!

25.12.2017

Письма и петиции не меняют реальность, они меняют самих людей, помогают им сохранить чувство собственного достоинства и, в конечном счете, пережить эти времена.

Я обращаюсь к тем, кто не оспаривает того самоочевидного, с моей точки зрения, факта, что ВЧК, как и ее советские реинкарнации была преступной организаций. К тем, кто согласен, что постсоветские правоприемники, не совершая уже столь масштабных злодеяний, тоже остаются вне общественного контроля и сохраняют дух и ценности своих преступных предшественников.

Итак, дано. В отличие от других существовавших в мире машин по осуществлению террора, таких, как гестапо, СС, системы Пол Пота или гаитянских тонтон-макутов, ЧК, НКВД и прочие так и не признаны преступными. Государство несколько раз произносило невнятные слова об отдельных нарушениях и даже признает наличие большого числа невинных жертв, но продолжает восславлять и сам орден палачей, и его деяния. Сотрудники ФСБ с гордостью называют себя чекистами (можно ли представить себе, что в современной Германии полицейские будут именовать себя гестаповцами?), портреты основателя Ордена висят в их кабинетах, в разных городах ему открываются памятники и, если так пойдет, будет восстановлен и главный монумент на Лубянской площади.

Нет никаких оснований полагать, что при нынешнем руководстве страны ситуация изменится.

Вопрос: что делать? Лежащий на поверхности ответ - просвещение. Но, во-первых, в открытом доступе более чем достаточно материалов, свидетельствующих о преступном характере ЧК. Проблема в том, что люди не хотят эту информацию «потреблять». Во-вторых, сам процесс просвещения предполагает активность относительно небольшого числа людей, пишущих книги, выступающих с лекциями и т.д., оставляя большинство в пассивной позиции. Их активность, их действия не предполагаются. Да и обращаются просветители, чаще всего, к своим. Поэтому ответ о необходимости просвещения правилен, но недостаточен. Надо найти что-то, что позволит каждому желающему выразить свое отношение к происходящему. Реальность от этого не изменится, но человек не будет чувствовать себя бессловесной жертвой.

Возможны, конечно, открытые политические действия, как, например, пикет Марии Алехиной с поздравлением палачам. Но такие шаги связны с серьезным риском, и никто не имеет права советовать их предпринимать или, тем более, требовать их от других. Это исключительно личный выбор, оказывающий, конечно, огромное положительное воздействие на самоощущение и, в конечном счете, поведение многих и многих людей.

Но есть и более безопасные и легко доступные формы реагирования. Я имею в виду осмеиваемые многими коллективные письма, обращения и петиции. Они, конечно, ничего не меняют в окружающей среде – мракобеса не отправят в отставку, дикий закон не отменят или, наоборот, подпишут и т.д. Более того, они часто небезупречны с точки зрения и логики, и высокой морали. Например, обращение к президенту, чтобы он сменил одного чиновника на другого или выступил против своей же политики. Но смысл здесь в другом. Человек, подписавший письмо или петицию – а это просто - ощущает свою причастность общему движению, у него появляется чувство МЫ. МЫ, которые против этого безобразия. При этом он понимает, что не испугался. Ведь, хотя серьезные последствия могут наступить только для авторов и организаторов письма, фамилии всех подписантов тоже где-то сохраняются, а уж если письмо, например, против директора ФСБ, то понятно, где.

Письма и петиции не меняют реальность, они меняют самих людей, помогают им сохранить чувство собственного достоинства и, в конечном счете, пережить эти времена.

В связи с этим, к чему стоит призывать? Находясь под впечатлением интервью генерала Бортникова о правомерности репрессий и невозможности отказываться от высокого звания чекиста, я разместил петицию с требованием признать отрицание репрессий уголовным преступлением. По аналогии с соответствующими западными законами. Тут же получил реакцию массы достойных людей – нельзя запрещать слово, ибо это уподобление тем, с кем мы боремся. Абсолютно согласен. Мне тоже нравится Первая поправка и фотографии чернокожих полицейских, охраняющих шествие Ку-Клус-Клана. Я тоже хочу, чтобы любая группа сумасшедших могла свободно собираться и славить всяких вурдалаков мирно и без оружия, как сказано в Конституции. Я кстати, и за отмену законов, наказывающих за отрицание Холокоста. Но за отмену сейчас, после того, как они много лет препятствовали возрождению фашистской идеологии. А тогда, когда они были приняты, они сыграли положительную роль, хотя и противоречили во многом тем принципам, которые мне, да и нам всем дороги.

Принципы вообще никогда не могут быть реализованы на сто процентов. Государство не должно вмешиваться в экономику, но иногда протекционистские меры абсолютно необходимы. Мирная экономика лучше военной, но без заказов Пентагона не было бы Кремниевой Долины. Человек должен жить своим трудом, но даже спившегося бездельника надо накормить и оказать ему медицинскую помощь. И так далее.

Так и здесь. Это, конечно, перебор. Но, как говорят китайцы, не перегнешь, не выпрямишь. И главное, это же все такой символический танец. Петиция не будет иметь никаких последствий с точки зрения законодательства. Более того, если бы от нас с вами хоть сколько-нибудь зависело принятие законов, мы бы такой закон не принимали, действовали бы иными методами. Но в той реальности, в которой мы живем, петиция с требованием признать уголовниками тех, кто отрицает репрессии, означает для тех, кто ее подписывает, возможность назвать палачей палачами, выразить свое отношение и к прошлому, и к настоящему. На гарантированное Конституцией генералу Бортникову право беспрепятственно высказывать свое мнение, это никак не повлияет. Не беспокойтесь за него.

И последнее. Есть масса людей, которые что-то делают – участвуют в выборах, подписывают письма, выходят на митинги и пикеты. Они делают это несовершенно и с ошибками, недостаточно изящно и не всегда продуманно. Сделайте лучше!

Леонид Гозман

Член Комитета гражданских инициатив

Президент Фонда «Перспектива»


Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.