Страны ОПЕК+ ограничат добычу нефти. спасёт ли это рубль и российский бюджет? Текстовая версия

17.04.2020

Комитет гражданских инициатив публикует текстовую версию продолжения цикла дискуссий на тему текущей экономической ситуации с членами КГИ, экономистами Андреем Нечаевым и Михаилом Дмитриевым.

9 апреля состоялась внеочередное заседание ОПЕК+, на котором принято решение о беспрецедентном сокращении добычи нефти странами-участницами соглашения на 9,7 млн баррелей в сутки на 2 месяца начиная с 1 мая 2020 года. На следующий день обсуждение положения на рынке нефти продолжилось на уровне министров энергетики стран G20.

По мнению, Андрея Нечаева, достижение договорённости – хорошая новость для России, и нефть подросла уже на самих ожиданиях заключения сделки более чем в полтора раза. Затем цена стабилизировалась, и дальше её динамика будет зависеть от соблюдения участниками соглашения. Эксперт отметил, что Россия оказалась на переговорах в слабой позиции: срыв по инициативе нашей страны заключения сделки в начале марта привел к обрушению цен на нефть, девальвации рубля и существенным потерям для российского бюджета. В отличие от Саудовской Аравии, которая за этот месяц сумела нарастить долю рынка, России пришлось согласиться на сокращение добычи на 2,5 млн баррелей в сутки от своего текущего, практически не увеличенного уровня экспорта. Теперь главный вопрос для российского бюджета – каким будет баланс цены на нефть и объемов её реального экспорта из нашей страны.

Михаил Дмитриев добавил, что ожидаемое падение спроса может быть не на 10, а на 30 млн баррелей в сутки ниже, чем обычно в связи с локдауном значительной части глобальной экономики. Например, сильно упал спрос в Индии – третьем в мире импортере нефти. Это означает, что во втором квартале цены на нефть не поднимутся до комфортного для России уровня в 40 долларов за баррель, поэтому оптимизм российского рынка в краткосрочном плане завышен.

Однако позитивные изменения вероятны в третьем и четвертом кварталах: спад экономики, вызванный пандемией, сократится во многих странах, в первую очередь развитых, и, возможно, они даже начнут восстанавливаться. Спрос постепенно начнет увеличиваться. К концу года ситуация в России тоже может начать улучшаться, однако, ближайшие три месяца, по мнению Михаила Дмитриева, будут очень непростыми.

Эксперты прокомментировали и решения, принимаемые государством для поддержки российской экономики в период эпидемии. Оба экономиста отметили, что считают меры хоть и правильными, но явно недостаточными в складывающейся ситуации. Пока правительством продекларирован объем помощи в размере около 1,5% ВВП, то есть около 1,5 трлн руб. Михаил Дмитриев, однако, считает, что реально за как минимум два месяца карантина придется потратить 4-5 трлн руб. для того, чтобы избежать слишком тяжелых экономических последствий на стадии выхода из кризиса.

Андрей Нечаев считает, что наряду с такими мерами, как снижение вдвое социальных платежей на заработную плату или отсрочка по налогам, в нынешней ситуации нужно по примеру западных стран напрямую выделить денежные средства пострадавшим гражданам и компаниям в наиболее уязвимых секторах экономики.

Более того, по мнению эксперта, отдельные инициативы вызывают большую озабоченность. В частности, предложение о заморозке цен на продукты питания и введении максимальной торговой наценки. Это решение может привести к исчезновению регулируемых товаров из продажи. Михаил Дмитриев считает такую меру допустимой при условии, что цены будут определяться не общим постановлением или указом, а на основе переговоров с торговыми сетями, как это уже делалось в предыдущие кризисы. Тогда можно будет выделить ряд товаров первой необходимости, по которым сами торговые сети возьмут обязательства поддерживать стабильный уровень цен, как это было с ценами на хлеб в свое время. При этом они могут повысить цены на некоторые другие товары, чтобы хотя бы частично компенсировать убытки, связанные с удержанием цен на товары первой необходимости. В этом вопросе возможны гибкие решения.

Эксперты обсудили и возможности перестройки российской экономики в условиях кризиса и эпидемии, её способность быстро реагировать на новые потребности. Михаил Дмитриев напомнил, что этот вопрос поднимался на встрече президента Владимира Путина с предпринимателями. Так, один из предпринимателей хотел переключиться на производство антисептиков, но столкнулся с очень жестким регулированием, поскольку речь идет об использовании алкогольной продукции и к тому же о производстве медицинских товаров на стыке с медицинскими изделиями. Ему пришлось проходить через сложную процедуру получения разрешения и это сильно затянуло процесс. Поэтому в текущей ситуации очень важно обеспечить максимально быстрое рассмотрение подобных вопросов.

Зарубежная практика показывает, что производство антисептиков и масок можно наладить довольно быстро. Одним из примеров может служить пивоварня в Шотландии, которая стала вместо пива производить антисептики. Для этого им не потребовалось специального разрешения, и они смогли быстро наладить поставки антисептика в больших количествах. А в одной из тюрем Венгрии заключенные работают в три смены, занимаясь пошивом десятков тысяч масок в неделю. Любая швейная мастерская, даже на самой элементарной базе, может начать производство масок. Здесь, с точки зрения Михаила Дмитриева, могли бы помочь не прямые указы, а экономические стимулы, включая льготные кредиты на реорганизацию производства и закупку сырья. Финансовая поддержка такого рода нужна, потому что сейчас рынок закрыт, и никто не даст кредит под такого рода инвестиционные проекты.

Андрей Нечаев коснулся стратегических проблем и предостерег, что в результате кризиса и ограничительных мер, российская экономика может потерять значительную часть российского малого и среднего бизнеса, не говоря уже об индивидуальных предпринимателях, которые, вообще, практически не попадают под программу государственной помощи. По различным оценка в России насчитывается около 15 млн неформально занятых и индивидуальных предпринимателей. Эксперт отметил, что российский малый и средний бизнес, который и до кризиса находился не в лучшем положении, при недостаточной помощи пострадает особенно сильно. А ведь он давал много рабочих мест и довольно гибко реагировал на спрос. Андрей Нечаев выразил надежду на то, что новые предложения и антикризисные меры правительства будут касаться в большей степени не административного регулирования цен, а реальной поддержки малого и среднего бизнеса.


Михаил Дмитриев — член Комитета гражданских инициатив, ученый-экономист, президент хозяйственного партнерства «Новый экономический рост», доктор экономических наук.


Андрей Нечаев — член Комитета гражданских инициатив, ученый-экономист, один из авторов и активных участников реализации программы рыночных экономических реформ в России, доктор экономических наук, профессор.

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.