Пригороды против городов. Как пандемия влияет на систему расселения?

30.04.2020

Эпидемия коронавируса продолжает менять привычный уклад в самых разных сферах жизни – здравоохранении, экономике, образовании и многих других. Однако, необходимость соблюдения режима самоизоляции и социального дистанцирования в первую очередь повлияла на пространства, в которых люди живут и работают. Изменения коснулись не только непосредственно самих помещений в городах и поселениях, но и расселения в масштабе отдельных регионов и страны в целом.

Мы побеседовали о новых реалиях и тенденциях, касающихся расселения, а также условий проживания и работы с инициатором проекта «Муниципальная карта России: точки роста», руководителем Центра территориальных изменений и городского развития ИОРИ РАНХиГС Андреем Максимовым и генеральным директором Фонда «Институт экономики города» Александром Пузановым.


Видео

Подкаст

Как только эпидемия начала распространяться люди массово стали уезжать из мегаполисов не только в пригороды и дачные поселки, но и в регионы, в особенности трудовые мигранты, работавшие в Москве, Санкт-Петербурге и других крупных городах. Эксперты обсудили, станут ли эти тенденции долгосрочными и насколько сильно вирусный кризис может повлиять на пространственное развитие страны.  

Александр Пузанов отметил, что миграционные потоки и система расселения будут неизбежно затронуты в ходе кризиса. Сложившаяся ситуация, по мнению эксперта, ведет к возвращению к более простым и даже архаичным формам организации поселений. С экономической точки зрения, более устойчивым сейчас является индустриальный город середины XX века, в значительной степени зависящий от госзаказа, в котором неразвит малый и средний бизнес, сектор услуг. Более сложные структуры постиндустриального города в ситуации пандемии проявили себя как более подверженные влиянию кризиса.

Происходит возвращение и к более простому поведению человека в городе. Люди преимущественно находятся дома или ограниченно перемещаются в рамках своего микрорайона. В краткосрочной перспективе это может привести к оттоку людей из мегаполисов в пригороды или небольшие города. Однако сделать более долгосрочные прогнозы намного сложнее. Тезисы о смерти мегаполисов, неоднократно звучавшие и ранее, не кажутся эксперту достаточно убедительными и правдоподобными. Экономические возможности и перспективы самореализации, существующие в больших городах, продолжат привлекать людей, в том числе в период восстановления после кризиса, считает Александр Пузанов.   

Андрей Максимов согласен, что говорить о конце эпохи мегаполисов рано. История знает примеры, когда крупнейшие города находили себя в новом качестве, как, например, Нью-Йорк, который из порта и центра промышленности превратился со временем в мировой финансовый центр. Тем не менее нынешний кризис неизбежно приведет к изменениям в системе расселения, прежде всего по линии город – сельская местность. При этом массовой разгрузки больших городов, по мнению эксперта, ожидать не стоит, так как переезд требует значительных финансовых затрат.

В ответ на новые вызовы большие города могут начать искать подходящие планировочные и архитектурные решения, как это уже имело место раньше. После эпидемии туберкулеза, которая в начале XX века прошла почти через все страны Европы, появилась новая архитектура Фрэнка Ллойда Райта, Людвига Мис ван дер Роэ, Алвара Аалто. Пока сложно сказать, какие решения будут сейчас. Вероятно, реструктурирование городской среды будет идти в направлении создания более просторных и доступных пространств. Нынешний кризис снова подчеркнул важность экологии, что создает запрос на расширение зеленых зон в городах. Концепция «не лес в городе, а город в лесу», реализуемая в Сингапуре, станет привлекательной для других городов, полагает Андрей Максимов.

Что касается межрегиональной структуры расселения в России, по мнению эксперта, кризис способствует тому, что большее количество людей продолжат дистанционно работать в мегаполисах, проживая при этом в менее крупных населенных пунктах. С начала распространения эпидемии около 3 млн человек покинуло Москву. Многие из них могут и не вернуться после снятия ограничений обратно. Поэтому в среднесрочной перспективе система расселения может стать более разреженной как внутри регионов, так и на межрегиональном уровне. Это, в свою очередь, потребует новых подходов к управлению, в том числе и на муниципальном уровне.

Александр Пузанов отметил, что изменения коснутся не только территориальной мобильности. Сейчас складываются благоприятные условия для формирования местных сообществ. Люди хотят все больше участвовать в организации жизни на своих территориях и получить для этого дополнительные возможности. Это касается даже крупных городов с их традиционным дефицитом самоорганизации граждан по месту жительства.

Андрей Максимов напомнил, что местное самоуправление находится не в лучшем положении не только из-за централизации ресурсов на федеральном и отчасти на региональном уровне, но и из-за низкой степени вовлеченности граждан в решение вопросов местного значения. При этом именно режим самоизоляции и смещение фокуса внимания людей на свои дома, дворы и микрорайоны будет способствовать самоорганизации граждан.

В городе Тутаев (Ярославская область) уже проводятся электронные публичные слушания и электронные собрания жителей многоквартирных домов. По мнению эксперта, там, где есть технические возможности, можно будет наблюдать значительный рост электронной коммуникации внутри соседских и домовых сообществ (экспертный комментарий на тему цифровизации муниципалитетов на фоне вирусного кризиса можно найти по ссылке).

Однако, как отметил Андрей Максимов, по данным опроса Социологического антикризисного центра пока мы не наблюдаем заметного роста коммуникации и поддержки на уровне соседских сообществ. Люди преимущественно рассчитывают на помощь родственников или волонтерских структур, организованных на макроуровне.  

Как полагает Александр Пузанов, причина медленного роста практик соседской взаимопомощи в мегаполисах обусловлена не в последнюю очередь характером застройки. В многоквартирных высотных домах сложнее сформировать соседские сообщества, чем в небольших, малоэтажных жилых зданиях. Недавно эксперты Института экономики города подготовили материал о роли местных сообществ и жилищного актива в развитии добровольчества и добрососедства.  

Кризис, вызванный эпидемией COVID-19, обострил потребность в увеличении жизненного пространства, которое теперь стало не только местом проживания, но и дистанционной работы и учебы. В сложившейся ситуации место проживания начинает восприниматься совсем по-другому и ценность его как актива еще больше возрастает для людей. На этом фоне еще больше проявляются проблемы перенаселенности и низкой жилищной обеспеченности.

Александр Пузанов считает, что имеет смысл использовать индикаторы, связанные с обеспеченностью комнатой каждого члена домохозяйства, как это сейчас имеет место в Западной Европе и как это пытались выстраивать в последние десятилетия советской экономики. При этом нужно учитывать, что резко нарастить объем жилой недвижимости не получится. Каким образом будет решаться данный вопрос пока неясно, но речь, в том числе может идти о конвертации коммерческой недвижимости, освободившиеся во время кризиса, в жилые помещения.

Еще одним важным аспектом происходящих изменений является жизнь в многоквартирном доме и взаимоотношения с соседями, а также вопрос с арендой жилья. Госдума вернулась к рассмотрению вопроса о внесении в законодательство так называемого института соседского права, пока в первую очередь применительно к земельным участкам, но это важно и для многоквартирных домов. С точки зрения Александра Пузанова, элементы соседского права должны быть инкорпорированы в жилищное законодательство.

Изменится также структура потребительских расходов. Если раньше люди больше тратили в рамках экономики впечатлений (кафе, рестораны, театры, кино, путешествия), то теперь на какое-то время значительная часть затрат переместится непосредственно внутрь жилого помещения. Это означает, что люди будут больше тратить на жилищно-коммунальные услуги, еду в доме и обустройство своего жилого пространства. Соответственно изменится как экономическая структура жилья, так и его функциональная структура, а формула «мой дом – моя крепость» станет актуальнее, чем раньше. При этом переход в электронный формат и более широкое использование онлайн-услуг и онлайн-сервисов расширит возможности деятельности внутри жилых помещений и комплексов.

Уровень неопределенности сейчас очень высок и ответы на многие вопросы непонятны. Насколько людям понравится работать в удаленном доступе и жить в большей степени в домашнем, а не в глобальном мире? По мнению Андрея Максимова, карантинные меры не будут полностью сняты продолжительное время, а некоторые ограничения будут эпизодически возникать и в дальнейшем. Также долгое время может сохраняться страх людей перед улицей и глобальным миром. Часть людей выберет для себя удобство домашней жизни и сделает ее новым вариантом жизненного стиля. И хотя большое количество людей с готовностью вернутся в офисы к живой коммуникации, роль дома для многих станет гораздо выше, чем прежде.

Комитет гражданских инициатив продолжит цикл дискуссий и обсудит влияние кризиса на городскую среду, а также вопрос формирования местных сообществ и гражданского участия в местном самоуправлении. 







Андрей Николаевич Максимов - эксперт проекта КГИ "Муниципальная карта России: точки роста", руководитель Центра территориальных изменений и городского развития ИОРИ РАНХиГС, председатель комиссии Общественной палаты РФ по территориальному развитию и местному самоуправлению





Александр Сергеевич Пузанов - генеральный директор Фонда "Институт экономики города", Профессор Высшей школы урбанистики имени А.А. Высоковского

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.