Президент Владимир Путин 16 января встретился с разработчиками концепции нового учебно-методического комплекса по отечественной истории. Глава России заявил, что все экзаменационные материалы, в том числе вопросы ЕГЭ, к началу нового учебного года должны быть сформированы на базе новой концепции по истории России. О том, что это за концепция, и чем она грозит образованию, рассказал в интервью НСН член Совета по правам человека при Президенте РФ, историк и журналист Николай Сванидзе.

- Николай Карлович, здравствуйте! Расскажите, пожалуйста, что это за пугающая формулировка – «новая концепция»? Не получится ли, что теперь всю историю России перепишут?

- Нет, всю историю переписывать не будут. Концепция известна, она уже обсуждалась. Тут проблема не в том, что будут переписывать. Проблема в том, что ее будут — как бы это сказать? – ужесточать, вводить в определенные рамки. Потому что история очень сложная. Она состоит из множества фактов, некоторые из них противоречивы, многие из них кого-то могут не устроить. У нас получилось так, что действительно в обсуждении концепции принимала участие широкая общественность: ветеранские организации, представители конфессий. Ну, не могут же учебник по химии обсуждать ветеранские организации и представители конфессий!

- Потому что химия – наука более точная…

- Вот это у нас такое представление, к сожалению, бытующее! Что история вообще не наука… А она в каком смысле неточная? В том смысле, что нет наглядных доказательств. А на самом деле история – вполне точная наука. Где из определенных фактов следуют определенные выводы, где факты излагаются, только если они проверены. И не могут с профессиональными историками здесь спорить представители ветеранских организаций и конфессий. Потому что им что-то в нашей истории нравится, а что-то не нравится. Речь тогда должна идти вот о чем: мы врем или не врем?

- И что же? Будут обманывать?

- Если задача поставлена никого не обидеть, сделать так, чтобы гордились историей, и при этом чтобы она была достаточно гладкая… Чтобы никого не обидеть, она (история – ред.) гладкой не может быть. Ведь наша история – великая, гордая – очень многих обижает. Потому что как рассматривать, например, период советской власти? Предположим, период сталинского режима. При этом говорить правду, и никого не обидеть? И тех, у кого сталинский портрет в красном углу вместо иконы, и тех, кто считает, что он (Сталин – ред.) – кровавый убийца, который уничтожил миллионы людей? Как можно никого не обидеть? Только одним способом: ничего при этом не сказать. То есть, сыграв на фигуре умолчания. А фигура умолчания – это тоже ложь.

А советский и сталинский периоды – далеко не единственный в нашей истории противоречивый период. Есть масса других фигур, явлений, периодов, которые тоже рассматриваются с разных, противоположных точек зрения. Самые яркие фигуры, деятели нашей истории – они противоречивы. Иван Грозный, Петр I, Екатерина, да кого ни возьми! Александр Второй, Александр Третий, Ленин, Николай Второй, Николай Первый. А Рюрик! Основатель Киевской Руси. Кто он был? Сразу начинаются обиды. Как так варяг? Он что – не русский? И пошло-поехало…

Или Александр Невский, который «братался» с монгольскими ханами. А ведь они только что захватили Русь! Кто он – патриот или предатель? То есть какую фигуру ни возьми, все очень противоречиво.

- Как же тогда учить подрастающее поколение?

- Сделать так, чтобы дети все поняли и гордились, и чтобы у них не возникало вопросов «а как?», «а откуда?» — это невозможно. Значит придется много умалчивать, мало о чем говорить правду. И это грозит качеству учебника. Вот, к сожалению, действительно: таким образом, при таком подходе история может превратиться в науку абсолютно неточную. Я бы даже сказал в такой набор сладких сказок для юношества и детства. Вот что меня пугает больше всего!

- Получается, что новая концепция основана на «не совсем правде»?

- Вы знаете, я читал концепцию. Не могу сказать, что она не основана на чистой правде. Ее в конечном счете писали профессиональные историки. Участвовала-то общественность, но писали специалисты! Во главе с академиком Чубарьяном – замечательным историком, очень авторитетным человеком и профессионалом. Но просто есть такие моменты, которые и обойти нельзя, и сказать правду нельзя. И поэтому возникает такое странное белое пятно… Особенно в XX веке. И поэтому брать эту концепцию как заглавную, на ней основывать все обучение наших детей истории, на мой взгляд, абсолютно неправильно.

- Как же тогда быть?

- Я считаю, что единая концепция вообще не нужна. Я считаю, что это ее идея в корне была… Как бы это сказать? Хотели как лучше – это Путин, его идея. Он хотел как лучше, он хотел единую концепцию истории: чтобы не было противоречий по регионам, чтобы и в Москве, и в Казани, и в Грозном историю нашу рассматривали одинаково. Но история России настолько богата и многообразна, что все равно, если говорить правду, ты обидишь кого-нибудь: либо Грозный, либо Москву; либо стариков, либо юношей; либо тех, кто любит советскую власть, либо тех, кто ее ненавидит. Кого-нибудь ты обидишь! А чтобы никого не обидеть, нужно как бы умалчивать – другого варианта нет. Поэтому я считаю, что должны быть разные подходы, разные концепции.

- А на обиды — закрыть глаза?

- Нужно говорить правду и объяснять, что все не так просто. Что история – это не леденец, дорогие дети! Что однозначно нельзя сказать: это не сказка про Красную Шапочку, где Шапка хорошая, а Волк – плохой. Здесь все гораздо сложнее! Нужно понемножку, с детства это объяснять.

- Николай Карлович, а не получится ли так, что мы вырастим поколение, которое вообще будет неспособно думать?

- Сейчас уже такая проблема стоит, уже очень серьезная проблема для подрастающего поколения! Потому что сами по себе экзамены, основанные на ЕГЭ, в гуманитарных дисциплинах, думать, мягко говоря, не приучают.

- А новая концепция изучения истории?

- Я считаю, что это не в плюс пойдет, а в минус.

Источник: nsn.fm

" > Публикации: Член КГИ Николай Сванидзе о новой концепции единого учебника истории
17.01.2014

Учебник истории

Президент Владимир Путин 16 января встретился с разработчиками концепции нового учебно-методического комплекса по отечественной истории. Глава России заявил, что все экзаменационные материалы, в том числе вопросы ЕГЭ, к началу нового учебного года должны быть сформированы на базе новой концепции по истории России. О том, что это за концепция, и чем она грозит образованию, рассказал в интервью НСН член Совета по правам человека при Президенте РФ, историк и журналист Николай Сванидзе.

- Николай Карлович, здравствуйте! Расскажите, пожалуйста, что это за пугающая формулировка – «новая концепция»? Не получится ли, что теперь всю историю России перепишут?

- Нет, всю историю переписывать не будут. Концепция известна, она уже обсуждалась. Тут проблема не в том, что будут переписывать. Проблема в том, что ее будут — как бы это сказать? – ужесточать, вводить в определенные рамки. Потому что история очень сложная. Она состоит из множества фактов, некоторые из них противоречивы, многие из них кого-то могут не устроить. У нас получилось так, что действительно в обсуждении концепции принимала участие широкая общественность: ветеранские организации, представители конфессий. Ну, не могут же учебник по химии обсуждать ветеранские организации и представители конфессий!

- Потому что химия – наука более точная…

- Вот это у нас такое представление, к сожалению, бытующее! Что история вообще не наука… А она в каком смысле неточная? В том смысле, что нет наглядных доказательств. А на самом деле история – вполне точная наука. Где из определенных фактов следуют определенные выводы, где факты излагаются, только если они проверены. И не могут с профессиональными историками здесь спорить представители ветеранских организаций и конфессий. Потому что им что-то в нашей истории нравится, а что-то не нравится. Речь тогда должна идти вот о чем: мы врем или не врем?

- И что же? Будут обманывать?

- Если задача поставлена никого не обидеть, сделать так, чтобы гордились историей, и при этом чтобы она была достаточно гладкая… Чтобы никого не обидеть, она (история – ред.) гладкой не может быть. Ведь наша история – великая, гордая – очень многих обижает. Потому что как рассматривать, например, период советской власти? Предположим, период сталинского режима. При этом говорить правду, и никого не обидеть? И тех, у кого сталинский портрет в красном углу вместо иконы, и тех, кто считает, что он (Сталин – ред.) – кровавый убийца, который уничтожил миллионы людей? Как можно никого не обидеть? Только одним способом: ничего при этом не сказать. То есть, сыграв на фигуре умолчания. А фигура умолчания – это тоже ложь.

А советский и сталинский периоды – далеко не единственный в нашей истории противоречивый период. Есть масса других фигур, явлений, периодов, которые тоже рассматриваются с разных, противоположных точек зрения. Самые яркие фигуры, деятели нашей истории – они противоречивы. Иван Грозный, Петр I, Екатерина, да кого ни возьми! Александр Второй, Александр Третий, Ленин, Николай Второй, Николай Первый. А Рюрик! Основатель Киевской Руси. Кто он был? Сразу начинаются обиды. Как так варяг? Он что – не русский? И пошло-поехало…

Или Александр Невский, который «братался» с монгольскими ханами. А ведь они только что захватили Русь! Кто он – патриот или предатель? То есть какую фигуру ни возьми, все очень противоречиво.

- Как же тогда учить подрастающее поколение?

- Сделать так, чтобы дети все поняли и гордились, и чтобы у них не возникало вопросов «а как?», «а откуда?» — это невозможно. Значит придется много умалчивать, мало о чем говорить правду. И это грозит качеству учебника. Вот, к сожалению, действительно: таким образом, при таком подходе история может превратиться в науку абсолютно неточную. Я бы даже сказал в такой набор сладких сказок для юношества и детства. Вот что меня пугает больше всего!

- Получается, что новая концепция основана на «не совсем правде»?

- Вы знаете, я читал концепцию. Не могу сказать, что она не основана на чистой правде. Ее в конечном счете писали профессиональные историки. Участвовала-то общественность, но писали специалисты! Во главе с академиком Чубарьяном – замечательным историком, очень авторитетным человеком и профессионалом. Но просто есть такие моменты, которые и обойти нельзя, и сказать правду нельзя. И поэтому возникает такое странное белое пятно… Особенно в XX веке. И поэтому брать эту концепцию как заглавную, на ней основывать все обучение наших детей истории, на мой взгляд, абсолютно неправильно.

- Как же тогда быть?

- Я считаю, что единая концепция вообще не нужна. Я считаю, что это ее идея в корне была… Как бы это сказать? Хотели как лучше – это Путин, его идея. Он хотел как лучше, он хотел единую концепцию истории: чтобы не было противоречий по регионам, чтобы и в Москве, и в Казани, и в Грозном историю нашу рассматривали одинаково. Но история России настолько богата и многообразна, что все равно, если говорить правду, ты обидишь кого-нибудь: либо Грозный, либо Москву; либо стариков, либо юношей; либо тех, кто любит советскую власть, либо тех, кто ее ненавидит. Кого-нибудь ты обидишь! А чтобы никого не обидеть, нужно как бы умалчивать – другого варианта нет. Поэтому я считаю, что должны быть разные подходы, разные концепции.

- А на обиды — закрыть глаза?

- Нужно говорить правду и объяснять, что все не так просто. Что история – это не леденец, дорогие дети! Что однозначно нельзя сказать: это не сказка про Красную Шапочку, где Шапка хорошая, а Волк – плохой. Здесь все гораздо сложнее! Нужно понемножку, с детства это объяснять.

- Николай Карлович, а не получится ли так, что мы вырастим поколение, которое вообще будет неспособно думать?

- Сейчас уже такая проблема стоит, уже очень серьезная проблема для подрастающего поколения! Потому что сами по себе экзамены, основанные на ЕГЭ, в гуманитарных дисциплинах, думать, мягко говоря, не приучают.

- А новая концепция изучения истории?

- Я считаю, что это не в плюс пойдет, а в минус.

Источник: nsn.fm

Источник: nsn.fm

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.