Литературовед и публицист Александр Архангельский в интервью телеканалу "Москва 24" рассказал о том, почему не стоит читать художественную литературу с экрана планшета и каким книгам он отдает предпочтение.

- Александр, вы предпочитаете работать с текстом, написанным от руки, или с компьютерным?

- Текст напечатанный читается иначе, чем текст, написанный от руки. Вордовская страничка давит на вас светом и как бы выталкивает буквы. Возникает эффект кругового движения. Вы как будто смотрите в центр, и по спиральке у вас раскручивается весь текст. Вы его читаете, воспринимая от центра к началу. А на бумажную страницу свет падает сверху, вы читаете слова и находите незримые связки между ними. Это другой способ чтения. 

- Лучше или хуже?

- Для литературы электронный формат хуже. Вы должны вступить в контакт с книгой, а вы ныряете вслед за светом. Светящийся экран предполагает агрессию, которая хороша для информационных текстов. 

- Вы можете себя назвать профессиональным читателем?

- Да. Если я профессиональный литератор, то по определению и профессиональный читатель. Писать, не читая других, просто не возможно. 

- По какому принципу вы для себя подбираете список чтения?

- Если это бумажные книжки, то два раза в год захожу на крупные книжные ярмарки – Московскую международную в сентябре и non/fiction на рубеже ноября-декабря. Хожу с большой сумкой. Затариваюсь, потом ставлю в углу спальни и методом тыка выбираю. Второй способ выбора литературы – сарафанное радио, когда рассказывают о какой-то книге. Когда я работал литературным критиком, читать было моей профессией. С одной стороны это хорошо. С другой – ты звереешь, потому что обязан дочитать до конца. С тех пор, как я перестал заниматься профессиональной критикой, мои отношения с литературой резко улучшились. 

- Вы на каких-то критиков ориентируетесь при выборе книг?

- Нет, я же сам был критиком, как я после этого могу на них ориентироваться?

- А книжную критику вообще читаете?

- В последние года два-три все реже. Если бы у нас была открытая полемическая критика, если культура спора, то мне было бы интересно участвовать в этих спорах, следить за ними. Но наша критика работает по принципу: "Слушай сюда – есть такая книжка. Покупай". У нас вся инфраструктура такая. 

- Какой процент текста вы читаете на бумаге и в электронном виде?

- Не знаю, я не замеряю. Читаю в Reader, читаю справочную литературу на планшете.

- А художественную читаете в электронном виде?

- Нет. На планшете – совсем другое впечатление от произведения, другой тип контакта. Был такой замечательный философ Иван Илич. Как-то он читал в университете курс лекций о том, как смена технологии письма меняла технологию мысли, и как технология мысли меняла картину мира. Я принадлежу к последнему поколению, у которого две исчезающие мозоли. Одна – на пальце от ручки. Вторая мозоль, которую я приобрел в электронную эпоху, – от мышки. Но и она исчезает, так как потребность в мышке отпадает.

Кстати, вы сразу отличите писателей, которые печатали свои тексты на машинке. Например, Довлатов. В его произведениях мало слов. Зато много абзацев, отступы, которых на машинке сопровождаются характерным звонком, что создает ритм письма. 

- Шрифт имеет для вас значение?

- Имеет. И как для читателя, и как для писателя.

- Вы когда-нибудь скачивали бесплатные пиратские книжки?

- Скачивал. И буду скачивать в одном случае - если никто эту книжку не предлагает купить, если она мне нужна, а на легальных ресурсах ее нет. Например, мне нужна "Кладовая солнца" Пришвина. Она издается, но в электронном виде не встречается. Значит, я ее скачаю. Есть еще проблема наследников, которые капризничают, не отдают цифровые права. Приведу пример из музыки. Наследники Вагнера однажды запретили играть какое-то его произведение накануне концерта, что-то им не понравилось в дирижере. Оркестр вышел на сцену, всем раздали партитуру, дирижер взмахнул палочкой, музыканты подняли смычки и в полной тишине шли по тексту, не издавая звука. И в полной тишине в голове людей звучала музыка Вагнера.

- Назовите три произведения, которые стоит прочитать?

- "Поправки" Франзена Джонатана – американский роман о крахе ценностей, который имеет отношение к России, как ни странно. Корагессан Бойл "Восторг есть восторг" - американский роман о японце, приехавшем в Америку и попавшем в страшную историю и Остин Райт "Тони и Сьюзен».

Источник: М24

" > Публикации: Интервью члена КГИ Александра Архангельского о книгах в электронном формате
12.02.2014

Александр Архангельский

Литературовед и публицист Александр Архангельский в интервью телеканалу "Москва 24" рассказал о том, почему не стоит читать художественную литературу с экрана планшета и каким книгам он отдает предпочтение.

- Александр, вы предпочитаете работать с текстом, написанным от руки, или с компьютерным?

- Текст напечатанный читается иначе, чем текст, написанный от руки. Вордовская страничка давит на вас светом и как бы выталкивает буквы. Возникает эффект кругового движения. Вы как будто смотрите в центр, и по спиральке у вас раскручивается весь текст. Вы его читаете, воспринимая от центра к началу. А на бумажную страницу свет падает сверху, вы читаете слова и находите незримые связки между ними. Это другой способ чтения. 

- Лучше или хуже?

- Для литературы электронный формат хуже. Вы должны вступить в контакт с книгой, а вы ныряете вслед за светом. Светящийся экран предполагает агрессию, которая хороша для информационных текстов. 

- Вы можете себя назвать профессиональным читателем?

- Да. Если я профессиональный литератор, то по определению и профессиональный читатель. Писать, не читая других, просто не возможно. 

- По какому принципу вы для себя подбираете список чтения?

- Если это бумажные книжки, то два раза в год захожу на крупные книжные ярмарки – Московскую международную в сентябре и non/fiction на рубеже ноября-декабря. Хожу с большой сумкой. Затариваюсь, потом ставлю в углу спальни и методом тыка выбираю. Второй способ выбора литературы – сарафанное радио, когда рассказывают о какой-то книге. Когда я работал литературным критиком, читать было моей профессией. С одной стороны это хорошо. С другой – ты звереешь, потому что обязан дочитать до конца. С тех пор, как я перестал заниматься профессиональной критикой, мои отношения с литературой резко улучшились. 

- Вы на каких-то критиков ориентируетесь при выборе книг?

- Нет, я же сам был критиком, как я после этого могу на них ориентироваться?

- А книжную критику вообще читаете?

- В последние года два-три все реже. Если бы у нас была открытая полемическая критика, если культура спора, то мне было бы интересно участвовать в этих спорах, следить за ними. Но наша критика работает по принципу: "Слушай сюда – есть такая книжка. Покупай". У нас вся инфраструктура такая. 

- Какой процент текста вы читаете на бумаге и в электронном виде?

- Не знаю, я не замеряю. Читаю в Reader, читаю справочную литературу на планшете.

- А художественную читаете в электронном виде?

- Нет. На планшете – совсем другое впечатление от произведения, другой тип контакта. Был такой замечательный философ Иван Илич. Как-то он читал в университете курс лекций о том, как смена технологии письма меняла технологию мысли, и как технология мысли меняла картину мира. Я принадлежу к последнему поколению, у которого две исчезающие мозоли. Одна – на пальце от ручки. Вторая мозоль, которую я приобрел в электронную эпоху, – от мышки. Но и она исчезает, так как потребность в мышке отпадает.

Кстати, вы сразу отличите писателей, которые печатали свои тексты на машинке. Например, Довлатов. В его произведениях мало слов. Зато много абзацев, отступы, которых на машинке сопровождаются характерным звонком, что создает ритм письма. 

- Шрифт имеет для вас значение?

- Имеет. И как для читателя, и как для писателя.

- Вы когда-нибудь скачивали бесплатные пиратские книжки?

- Скачивал. И буду скачивать в одном случае - если никто эту книжку не предлагает купить, если она мне нужна, а на легальных ресурсах ее нет. Например, мне нужна "Кладовая солнца" Пришвина. Она издается, но в электронном виде не встречается. Значит, я ее скачаю. Есть еще проблема наследников, которые капризничают, не отдают цифровые права. Приведу пример из музыки. Наследники Вагнера однажды запретили играть какое-то его произведение накануне концерта, что-то им не понравилось в дирижере. Оркестр вышел на сцену, всем раздали партитуру, дирижер взмахнул палочкой, музыканты подняли смычки и в полной тишине шли по тексту, не издавая звука. И в полной тишине в голове людей звучала музыка Вагнера.

- Назовите три произведения, которые стоит прочитать?

- "Поправки" Франзена Джонатана – американский роман о крахе ценностей, который имеет отношение к России, как ни странно. Корагессан Бойл "Восторг есть восторг" - американский роман о японце, приехавшем в Америку и попавшем в страшную историю и Остин Райт "Тони и Сьюзен».

Источник: М24

Источник: Москва 24

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.