01.10.2014

Яна Яковлева

Дело «Башнефти» – не аномалия, не отдельный случай. Это начало наступления на тех, кто приобрел активы в ходе первой и второй волн приватизации. И оно еще раз показывает, что каковы бы ни были договоренности бизнесменов с властью, эти договоренности могут быть в любой момент разорваны.

С 2007 года я занимаюсь общественной деятельностью. Сначала добивалась справедливости для себя, спасаласвой бизнес, потом создала общественную организацию «Бизнес Солидарность», которая объединяла предпринимателей. Мы разрабатывали способы защиты для тех, кто в первый раз сталкивался с системой, вытаскивали друг друга из тюрем. Я много писала и говорила о схемах, которые коррумпированные правоохранители выстраивали, опираясь на некачественные законы, на обвинительную систему правосудия. На множестве круглых столов, конференций, «рабочих групп» было возможно обсуждать необходимые изменения Уголовного кодекса. Создавая общественный резонанс вокруг конкретных дел, удавалось привлечь внимание «высокого начальства» и останавливать зарвавшихся правоохранителей. Тогда все это имело смысл.

Тогда – это в 2008–2012 годах. Сейчас больше не к кому обращаться. Вдохновляющее, часто цитируемое выражение того времени «Хватит кошмарить бизнес» вызывает теперь лишь горькую усмешку: защита бизнеса проиграна. Защита невозможна в условиях, когда весь государственный аппарат работает на уничтожение бизнеса. Инвестиции? Климат? Это мало кого интересует.

Последний пример – дело Владимира Евтушенкова. Министр экономического развития Алексей Улюкаев признал, что дело «Башнефти» повлияет на инвестиционный климат, но сказал, что аналогии с делом ЮКОСа здесь некорректны: «Каждый случай – это отдельный случай». И нет возможности ему возразить, сказав, что тысячи отдельных случаев –это система.

Улюкаев выступил и продолжил дальше заниматься государственными делами, а Евтушенков будет сидеть на хозяйстве в Жуковке и думать, как его переиграли и что теперь важнее – стоимость актива или личная свобода. Год-полтора будет тянуться следствие, за это время «Башнефть» превратится в компанию без стоимости, а основные активы в итоге будут переведены на кого‑то еще. Генпрокуратура уже выступила с предложением о передаче акций в пользу государства, то есть о национализации «Башнефти». Как повлияет это событие на инвестиционный климат? Да никак. Его уже нет.

Уголовное дело в России давно уже является прекрасным способом избавиться от владельца, снизить стоимость бизнеса или просто получить бизнес задаром. Это отработанный, действующий, как часы, механизм, который работает и против крупного бизнеса, и против небольших компаний. Поэтому дело Евтушенкова и «Башнефти» – естественное проявление того бизнес-климата, который начал складываться в нашей стране еще в 2004–2005 годах, после начала дела ЮКОСа. Именно тогда правоохранители всей страны быстро поняли, что именно они определяют, каким будет инвестиционный климат в России.

Сегодня следователи говорят: Урал Рахимов получил акции «Башнефти» незаконно, пользуясь служебным положением своего отца. Неужели об этом тогда никто не знал? Неужели у нас в стране есть независимый рынок, на котором свободно продаются нефтяные компании? Конечно, нет. Как в 2000‑е годы, так и сейчас такие сделки проходили и проходят при самом тщательном сопровождении со стороны государства вплоть до его первых лиц и кураторов из ФСБ. Но только благодаря сложившемуся механизму передела собственности любую сделку можно объявить незаконной в любой момент. И суд за один день «разберется», а точнее, подтвердит версию обвинения.

Дело Евтушенкова – не аномалия, не отдельный случай. Это начало наступления на тех, кто приобрел активы в ходе первой и второй волн приватизации. Есть другие, более близкие к руководству страны люди, вошедшие в число богатейших бизнесменов страны в последние годы. Они постоянно расширяют свою империю и, похоже, не готовы останавливаться. И им очень пригодятся наработанные ранее, при молчаливом согласии старых собственников, схемы отбора бизнеса, многократно отточенные на мелких, никому не нужных предпринимателях.

Крупным предпринимателям придется продумывать новую стратегию, если они не хотят оказаться под арестом вместе со своими акциями. Это может быть стратегия побега – к оставшимся заграничным активам – или же стратегия смены правил в своей стране.

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.