Член КГИ Евгений Гонтмахер: «Государство как институт в России неэффективно»

02.02.2015

России нужны политические реформы и оживление местного самоуправления. Государству же скорее следует отказаться от участия во многих секторах экономики и передать ее в частные руки. Таким мнением со «Свободной трибуной» поделился член Комитета гражданских инициатив Евгений Гонтмахер.

«Свободная трибуна» завершает цикл бесед с известными отечественными экономистами о том, как России встать на путь нормального экономического развития. Цикл продолжался три месяца, и заключительным собеседником в его рамках стал доктор экономических наук, заместитель директора Института мировой экономики и международных отношений РАН, член Комитета гражданских инициатив Евгений Гонтмахер.

«Свободная трибуна»: Начнем, пожалуй, с антикризисного плана на 2015 год, представленного правительством на этой неделе. Насколько он правилен в основных своих мерах в нынешних условиях?

Евгений Гонтмахер: Мнение простое: этот план в основном повторяет план, который был реализован в 2008-2009 годах. Речь идет прежде всего об использовании резервов правительства для поддержки «статус кво»: для поддержки банковской системы в том виде, в котором она существует, для поддержки госкорпораций в том виде, в котором они существуют. Да, руководителями страны говорится, что в стране нужно проводить структурные реформы, но в этом плане речи-то об этом нет. Наверное, проблема в том, что власти помнят, что в 2009 году острая фаза кризиса закончилась довольно быстро – государственными резервами, так скажем, «залатали дыры», а потом ситуация пошла в сторону оздоровления, все вздохнули и к антикризисному плану не возвращались вплоть до нынешнего момента. У нынешней же ситуации характер совершенно другой – все, в том числе и официальные лица, говорят, что кризис будет длинным, и если такой же план утвердить и на 2016 год, денег попросту не хватит. Поэтому речь должна идти о полномасштабных реформах! В первую очередь об институциональных реформах. Об этих вещах писалось еще в программе [Германа]Грефа, подготовленной им для Путина в 2000 году, но прошло 15 лет, а воз и ныне там. И более того, с точки зрения институциональной среды, ситуация в России ухудшилась. И если ее не исправлять, экономике России будет очень плохо.

Исправлять нужно срочно?

Конечно. Это же не ситуация 1991 года, когда СССР обвалился и правительство Ельцина-Гайдара вынуждено было едва ли не с чистого листа что-то там делать. Предложений по институциональной реформе много и вопрос только в том, чтобы эти все предложения собрать, обновить, ну и конечно, нужен политический толчок, политическая воля. Мне, конечно, понятие «политическая воля» не очень нравится – получается, что мы зависим исключительно от воли каких-то конкретных людей, но что поделаешь – в России ситуация именно такая. Политическая воля не будет нужна у нас лишь тогда, когда общество в стране будет эволюционировать за счет внутренних механизмов, а не за счет того, что кто-то захотел или не захотел каких-то изменений.

Если уж в основе экономической стратегии России, лежат реформы институтов государства, давайте конкретизируем, о каких институтах должна идти речь.

Во-первых, это реформа самого государства. Как сказали недавно Греф и [Алексей] Кудрин, речь должна идти о кардинальном улучшении качества госуправления. Государство как институт в России неэффективно, оно не работает: возьмите Государственную Думу – она автоматически штампует законы, которые приходят от правительства и президента, без всякой реальной дискуссии и реального оппонирования, без всякой экспертизы. И какие при такой Думе могут быть реформы судебной системы? Какие могут быть при нынешней системе нормальные реформы в экономике? Поэтому нужно начинать с реального разделения властей, а это упирается в реформу политической системы – должны проводиться настоящие выборы, в них должна участвовать настоящая оппозиция, должен быть открыт путь к разнообразию СМИ в том числе и в телеэфире – российское телевидение не должно дирижироваться из одного центра. Конечно, реформа должна включать в себя и децентрализацию, то есть многие функции государства должны быть переданы либо в гражданское общество – в саморегулируемые организации или объединения бизнеса. Многие функции государства, особенно социальные, могут взять на себя НКО.

Серьезно должны быть усилены и муниципалитеты – в части полномочий в доходной части бюджетов и по другим функциям, и в этой же части нужно усилить и региональный уровень. Если именно эта структура власти будет реально изменена, то тогда можно проводить и все остальные реформы. И тогда появится надежда, что все реформы закончатся успешно. На этом фоне появится и независимый суд, на этом фоне возможна и демонополизация экономики. Конкуренция у нас пока задавлена во многих секторах, на этом фоне можно будет проводить и реформу налоговой системы, допустим, для стимулирования бизнеса, находящегося в угнетенном положении.

И чтобы проводить налоговую реформу, нужно не только снижать налоги, но еще приобрести доверие человека, а наша главная проблема – потеря доверия между бизнесом, обществом и государством. Приобрести это доверие можно тогда, когда у нас появится немножко другое государство, а когда оно появится, бизнес откликнется на снижение налогов и большими инвестициями, и созданием рабочих мест, и повышением зарплат работникам, и в конечном счете увеличением налогов. Реформа налогов и децентрализация в пользу местного самоуправления – это в условиях реформы государства наиболее принципиальнейшие вещи.


когда мы говорим о выборах, то важно подчеркивать здесь сменяемость власти, как толчок к эволюционному развитию России


А на уровне регионов что нужно тому же Татарстану для его развития?

У вас в Татарстане все-таки существует вертикаль власти местного разлива.

Но налогов-то идет в Москву немало, а долг республики тоже приличный.

Конечно, больше налогов нужно оставлять регионам, а особенно республикам, но опять же – внутри Татарстана, как и внутри любой республики, нужно развивать местное самоуправление. Вопрос не в том, что нужно механически перераспределить налоги, а в том, чтобы оживить местное самоуправление. В России в последнее время законами все предпринималось для того, чтобы удушить местное самоуправление – к примеру, исчезло муниципальное здравоохранение, отмена прямых выборов мэров городов и много чего другого. И когда мы говорим о выборах, то важно подчеркивать здесь сменяемость власти, как толчок к эволюционному развитию России.

Именно с выборов на местном уровне люди должны понять, что власть в их руках – они избрали главу муниципального образования, они имеют право оставить часть налогов у себя, право тратить их, люди должны видеть, как работает глава города и его команда. И если людей не устраивает их работа, у них должно быть право раз в три или четыре года переизбрать его или отправить в отставку. И ничего страшного в этом нет! Через эти вещи мы получим нормальные выборы как в регионах, так и на федеральном уровне.

Значит, свой старт экономические реформы должны однозначно взять на местном уровне?

Конечно. Возьмите тот же малый бизнес, о котором мы так часто говорим. Эту сферу должен прежде всего регулировать муниципалитет, и огромное количество контролирующих ведомств, которые являются федеральными, и которые ходят сейчас по эти несчастным магазинчикам, ателье, должны перестать это делать. Все равно же бизнесмены дают взятки и пожарным, и санэпидемстанции. И все равно случаются пожары и попадаются плохие продукты!

На смену этим органам, на мой взгляд, должны прийти саморегулируемые организации того же малого бизнеса, которые сами должны следить за тем, чтобы на территории твоего бизнеса ничего серьезного не происходило, потому что если это случится, то это будет уже коллективная ответственность за то или иное случившееся ЧП. Поэтому нужно создать стимулы, чтобы бизнес был не только свободен от лишних проверок, но еще был бы и качественным! А это можно сделать только на уровне местного самоуправления.

Кстати, в развитых странах в малом бизнесе работает едва ли не половина занятых граждан, а это, кстати, преобладающая часть электората, и именно эти люди на выборах проверяют качество местной власти.


ну не должно, к примеру, государство строить мосты или дороги


И коррупцию тоже можно победить, начиная с реформ местного самоуправления?

В том числе. Коррупция существует не только в отношении бизнеса, но и простых граждан. Но если тот же бизнес получит возможность на местном уровне влиять на власть, а власть влиять на него, то там появляются варианты, при которых коррупция может быть ограничена. Если при этом еще и будут работать в том числе и в регионах разнообразные СМИ, которые будут публиковать проверенную информацию о коррупционных сделках, то какие же проблемы могут быть у бизнеса и у граждан?

Если местная власть будет отделена от государства, у нее будет меньше возможностей регулировать финансовые потоки: сейчас коррупция заключается не в том, что чиновнику приносят взятки, а в том, что ты сливаешься с бизнесом и способствуешь тому, чтобы этот бизнес процветал в ущерб всем остальным. Эту связку нужно разрывать, если сузить возможности государства контролировать финансовые потоки на местах, кроме, естественно, социальных. А от остального государству нужно отойти – ну не должно, к примеру, государство строить мосты или дороги! Это же колоссальный источник коррупции! Государство должно просто предоставлять эти деньги на тендере частному бизнесу, и конечно, тут нужно проследить, чтобы это были тендеры не для «своих», а честные и открытые конкурсы с проверкой всех смет: чтобы километр не стоил в несколько раз больше, чем сейчас. И проверка эта должна осуществляться такими же объединениями бизнеса, которые были бы заинтересованы в честных тендерах. Эти механизмы, я повторяю, давно и всем известны – нужно просто их собрать и реализовывать.

Откуда точно стоит уйти государству, если реализовывать серьезные реформы для подъема и развития российской экономики?

Однозначно государству нужно уходить из таких монстров, как «Газпром», «Роснефть» и РЖД – там должна быть нормальная конкуренция. Кстати, планы конкуренции в РЖД были разработаны давным-давно, но получилось по-другому, и сейчас люди, работающие в РЖД, свободны от всякого контроля и назначают себе зарплаты такие, какие хотят. А такого быть не должно – все это должно быть демонополизировано, расчленено, приватизировано.

Что должно остаться у государства? Любое государство имеет границы своей ответственности. Да, во Франции государство тоже контролирует железные дороги, атомную энергетику, как у нас, но там есть контроль и политическая конкуренция – независимые СМИ, оппозиция, гражданское общество и т. д. А есть США, где вообще все частное, кроме NASA – даже тюрьмы и атомная энергетика. Для России тут все понятно – государство должно остаться в социальной сфере, здравоохранении, образовании, пенсионной системе, хотя там и требуются реформы для повышения эффективности этих сфер. В реальном секторе государство должно остаться в военно-промышленном комплексе – все-таки именно оно обеспечивает обороноспособность. Наверное, государство должно остаться в космической промышленности, в атомной энергетике. Все остальное должно быть частным.

Но тут ведь еще, конечно для многих возникает вопрос: «А как сделать приватизацию эффективной?» Здесь для начала нужны общественные дискуссии с участием экспертов и политических си. Они должны проходить публично, с использованием расчетов, и вполне может оказаться по итогам обсуждений, что какую-то сферу нужно все-таки оставить в сфере ведения государства, но при жестком контроле за работой государства в ней, а какую-то сферу можно действительно приватизировать. Главное, чтобы эти вещи оценивали эксперты с точки зрения рынка! Вот, к примеру, окажется, что «Роснефть» стоит три копейки, и если ее приватизировать сейчас, окажется, что купят неоодоцененный госактив, и купят еще и случайные люди. Думаю, что только после публичного обсуждения должен быть составлен общественный договор.

Вот как было в Норвегии? Там общество решило, что нефтяная компания «StatOil» должна быть государственной, но прозрачной, и у нас может быть общественный договор, но только, может быть, другой – главное, чтобы он обсуждался. А пока у нас решения по той же приватизации принимаются абсолютно волюнтаристически, в режиме, который абсолютно неэффективен. Смотрите: ну как «Роснефть» может запрашивать у государства помощь, если там занимаются добычей важного полезного ископаемого? Пусть цена нефти сейчас 48 долларов за баррель, но эта цена пока еще прибыльная, а если себестоимость была бы 40 долларов, то тут что-то не в порядке, значит, с вашим менеджментом.


ну как «Роснефть» может запрашивать у государства помощь, если там занимаются добычей важного полезного ископаемого?


Кстати, про эффективность. Наверное, страна не только много приобрела, но и многое потеряла от того, как государство управляло нефтегазовым сектором в нулевые годы?

Много. Когда у нас были высокие цены на нефть и газ, то нужно было переходить прежде всего на форсированное развитие нефтегазохимии – вкладывать туда государственные деньги, заинтересовывать этой сферой российский бизнес – давать ему льготы, привлекать иностранный бизнес. Вы сами понимаете, что нефтегазохимический завод из России не увезешь, и если бы наше страна пошла по такому пути, она была бы в мировых лидерах по продаже высокотехнологических продуктов, а продукты нефтегазохимии очень высоко ценятся в мире. Мы, это, к сожалению, упустили, как упустили и производство сжиженного газа и сланцевую добычу.

Насколько важна для рывка российской экономики ключевая ставка Центробанка? Академик Аганбегян считает ее понижение наиважнейшим фактором, а другой ваш коллега Игорь Николаев – наоборот, считает, что ее значение преувеличено.

Я тут больше согласен с Николаевым. Центробанк, на мой взгляд, делает все, что может. Когда ничего не происходит в других секторах экономики, Центробанку оставалось для поддержки рубля прибегнуть к такой радикальной мере, как повышение ставки. Если ничего не предпринимать в других секторах, а ставку снизить, то ничего не будет – будет лишь инфляция, бегство капитала и так далее. Движение базовой ставки Центробанка нужно регулировать только в рамках программы реформ, потому что реформы это своего рода камертон – если их запустить, то поменяется бизнес-климат, появятся какие-то надежды и тогда можно ставку снижать, а не наоборот.

Тот же Аганбегян считает, что правительству пора принять план инвестиций в передовые отрасли инфраструктуры, а главными инвесторами должны стать банки.

Пока у банков нет денег – они стоят в очереди за деньгами, чтобы их докапитализировали. Какие тут могут быть инвестиции, если у них пассивы превышают активы? Вариант тут может быть только один – частные инвестиции, но тут нужно полностью развернуть инвестиционный климат, потому сейчас из России уходят как отечественные инвестиции, так и иностранные. Здесь необходимы изменения во внешней политике, то есть уйти от сползания в «холодную войну» с Западом и реформы здесь в России – прежде всего институциональные. Если это случится, то тогда к нам придут частные инвестиции, а государственные инвестиции это самое последнее дело, какое может быть в реформах – во всяком случае, кроме тех сфер, которые я вам ранее назвал – космос, оборонка, атомная энергетика.

Но если нет ощущения к готовности власти к экономическим реформам, то политические реформы это пока вещи из области фантастики. Вы согласны?

Опять же – нужна политическая воля. Если начать реформы, то необходимо самоограничение власти, а это явно не нужно тем, кто сейчас занимает высокие посты, и в первую очередь Владимиру Владимировичу Путину, который привык пользоваться неограниченной властью. Тут нужно, по сути, повторить подвиг Александра II, который все-таки попробовал ограничить себя – реформы были хотя и половинчатыми, но все же реформами: освобождение крестьян, создание местного самоуправления и другие реформы. И эти реформы позволили России рвануть вперед, несмотря на контрреформы Александра III и слабую политику Николая II. Но тут уже дело в психологии Путина. Конечно, в первые годы Путина у власти был принят ряд хороших законов – неплохой Гражданский кодекс, неплохое антимонопольное законодательство, были приняты еще множество хороших экономических законов, но они не заработали, потому что вскоре произошло «отравление» высокими ценами на нефть и газ, и заинтересованности в реформах не было. Кроме того, один человек не может разбираться во всех особенностях управления страной, а надежда на одного человека, тем более упивающегося властью, может привести к ошибкам.

Может, власти решили подождать – авось повторятся чудеса 2009 года, когда экономика выровнялась за короткое время?

Ну, пусть еще подождут. Хотя эксперты и предупредили их, что этого не будет, но они не верят. Что ж, давайте ждать хотя бы еще несколько месяцев.


Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.