Пожалуй, только отставка Алексея Кудрина, давнего оппонента и мишени Владислава Суркова, наделала столько шума. Казалось, демонов не увольняют. И сами они не уходят. А в фигуре Суркова, злого демона российской политики, были дьявольский магнетизм, умножавшийся притягательностью власти, и обаяние интеллектуала, что-то такое знавшего о человеческой природе, чего не знали другие. И вдруг сухо, по-аппаратному, как простого бюрократа, демиурга Системы, повелителя безмозглых толп молодых и беспринципных персонажей, игрока в бисер, выводят из большой игры, в которой он играл роль ферзя. 

Его последнее слово, произнесенное уже тогда, когда было все решено: «Уважаемый Владимир Владимирович! Я бы, честно говоря, может быть, на этом закончил, если вы позволите, потому что всё остальное будет повторением того, что вы сказали. Я хочу только заверить от имени аппарата правительства и всего правительства, что мы совместно с коллегами из администрации сделаем всё, чтобы те недостатки, которые имеются, ликвидировать и справиться с поставленными вами задачами». 

Как эти слова не похожи на те, которые он произносил во славу «суверенной демократии», инновационной конструкции, изготовленной из композитных нанополитических материалов, конструкции, которая должна была встать в один ряд с изобретением еще одного демиурга-идеолога, графа Уварова, думавшего по-французски: триадой «православие-самодержавие-народность». 

Система, в создании которой он принимал участие, стала тем самым Юпитером, который пожрал своих детей. Его идеология развратила половину интеллектуального класса страны и сонмища молодых людей, доказала народу, что он не достоин свободных выборов, что он должен бояться сам себя. В нагромождении идеологических конструктов системы «приехал жрец», в интеллектуальных спекуляциях, скупках и перепродажах смыслов, напоминавших прихотливый узор восточного ковра, пряталось ядро системы: жесткая, как давно не стираная и стоящая колом портянка, вертикаль. Почему-то просвещенный консерватизм при всей его ломкой декадентской манерности заканчивается банальным охранительством, заигрыванием с люмпенами, паникадилом православного официоза и всевластием сразу нескольких тайных полиций. А также воровством бюджетных потоков, откатами и взятками. 

Сурковская команда всегда открещивалась от сравнений с советским прошлым. Они действительно современные люди, способные оценить качество дорогого вина и отличить один альпийский термальный курорт от другого. Они знают толк в европейских брендах и очаровательных кабачках в стороне от туристических троп в европейских столицах. Они, как и вся неглупая высшая бюрократия, знают и цену Путину. Для себя они уже построили суверенную демократию, да так, что никакая национализация элит не поможет. Но почему-то всю остальную страну они хотели забыть, как чеховского Фирса, в совке. 

Теперь это Generation «П» уходит, уступая место менее утонченным и более прямолинейным парням. Возглавит ли Сурков остров Утопия имени «Сколково» или поведет за собой, как решили иные, «раздраженные городские слои» — значения не имеет. Велик разбился о машинку. (Говорят, роман «Машинка и Велик» действительно написал Сурков.) Система, которую он строил, неэффективна настолько, что в ней не получится ничего. В том числе исполнение указов президента.

Источник: Новая газета

" > Публикации: Член КГИ Андрей Колесников: «Последнее слово Суркова»
09.05.2013

Пожалуй, только отставка Алексея Кудрина, давнего оппонента и мишени Владислава Суркова, наделала столько шума. Казалось, демонов не увольняют. И сами они не уходят. А в фигуре Суркова, злого демона российской политики, были дьявольский магнетизм, умножавшийся притягательностью власти, и обаяние интеллектуала, что-то такое знавшего о человеческой природе, чего не знали другие. И вдруг сухо, по-аппаратному, как простого бюрократа, демиурга Системы, повелителя безмозглых толп молодых и беспринципных персонажей, игрока в бисер, выводят из большой игры, в которой он играл роль ферзя. 

Его последнее слово, произнесенное уже тогда, когда было все решено: «Уважаемый Владимир Владимирович! Я бы, честно говоря, может быть, на этом закончил, если вы позволите, потому что всё остальное будет повторением того, что вы сказали. Я хочу только заверить от имени аппарата правительства и всего правительства, что мы совместно с коллегами из администрации сделаем всё, чтобы те недостатки, которые имеются, ликвидировать и справиться с поставленными вами задачами». 

Как эти слова не похожи на те, которые он произносил во славу «суверенной демократии», инновационной конструкции, изготовленной из композитных нанополитических материалов, конструкции, которая должна была встать в один ряд с изобретением еще одного демиурга-идеолога, графа Уварова, думавшего по-французски: триадой «православие-самодержавие-народность». 

Система, в создании которой он принимал участие, стала тем самым Юпитером, который пожрал своих детей. Его идеология развратила половину интеллектуального класса страны и сонмища молодых людей, доказала народу, что он не достоин свободных выборов, что он должен бояться сам себя. В нагромождении идеологических конструктов системы «приехал жрец», в интеллектуальных спекуляциях, скупках и перепродажах смыслов, напоминавших прихотливый узор восточного ковра, пряталось ядро системы: жесткая, как давно не стираная и стоящая колом портянка, вертикаль. Почему-то просвещенный консерватизм при всей его ломкой декадентской манерности заканчивается банальным охранительством, заигрыванием с люмпенами, паникадилом православного официоза и всевластием сразу нескольких тайных полиций. А также воровством бюджетных потоков, откатами и взятками. 

Сурковская команда всегда открещивалась от сравнений с советским прошлым. Они действительно современные люди, способные оценить качество дорогого вина и отличить один альпийский термальный курорт от другого. Они знают толк в европейских брендах и очаровательных кабачках в стороне от туристических троп в европейских столицах. Они, как и вся неглупая высшая бюрократия, знают и цену Путину. Для себя они уже построили суверенную демократию, да так, что никакая национализация элит не поможет. Но почему-то всю остальную страну они хотели забыть, как чеховского Фирса, в совке. 

Теперь это Generation «П» уходит, уступая место менее утонченным и более прямолинейным парням. Возглавит ли Сурков остров Утопия имени «Сколково» или поведет за собой, как решили иные, «раздраженные городские слои» — значения не имеет. Велик разбился о машинку. (Говорят, роман «Машинка и Велик» действительно написал Сурков.) Система, которую он строил, неэффективна настолько, что в ней не получится ничего. В том числе исполнение указов президента.

Источник: Новая газета

Источник: Андрей Колесников

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.