На днях получил изданный Конституционным Судом сборник материалов проведенной в сентябре прошлого года международной конференции «Политические партии в демократическом обществе: правовые основы организации и деятельности». В нем есть и моя статья «Проблемы законодательного регулирования участия политических партий в выборах», которую я по своему обыкновению тут же разместил на своем сайте.

Сейчас мне захотелось посмотреть, что изменилось за 10 месяцев после написания этой статьи.

К середине сентября прошлого года была зарегистрирована 31 новая партия, и 5 партий получили отказы в регистрации. Отказы тогда еще не выглядели тенденциозными, и я выражал умеренную надежду, что практика отказов по политическим мотивам уходит в прошлое. Но одновременно выражал и опасения, поскольку в законе о партиях сохранились все те же расплывчатые основания для отказов в регистрации.

Теперь уже ясно, что оправдались опасения, а не надежда. Всего стадию регистрации прошли 67 новых партий (из них 3 регистрацию уже утратили; и на данный момент вместе с 7 старыми партиями и восстановленной РПР-ПАРНАС зарегистрированными значатся 72 партии, из них 57 имеют право участвовать в выборах).

Однако и число отказов в регистрации достигло 29, то есть один отказ примерно на две регистрации. Но дело не только в количестве. Не проходят регистрацию партии, связанные с протестным движением: отказы получили «Народный альянс», «Новая Сила» и Национально-Демократическая Партия, приостановлена регистрация «Партии 5 декабря». Отказано в регистрации и партии «Свобода и Народовластие» известного политика Виктора Черепкова.

То есть мы видим, что не регистрируют партии, намеренные серьезно заниматься политикой. А кто проходит регистрацию? Среди 67 зарегистрированных новых партий можно увидеть лишь около десятка тех, кто стремится стать серьезной партией. Скажем, на сентябрьских выборах по последним данным из 54 партий, имеющих право участвовать в этих выборах, одна (Партия Дела) вообще не выдвинула ни одного списка и ни одного кандидата, еще 21 (в основном это партии, созданные кремлевскими политтехнологами) выдвинули один–два списка и ничтожное количество одномандатников.

Но есть еще 8 партий, которые достаточно активны, но при этом только засоряют электоральное пространство фейковыми списками. Это явление проявилось уже год назад на октябрьских выборах, и я на него тогда обращал внимание. Но в прошлом году еще можно было думать, что это связано с их неподготовленностью: партии только успели зарегистрироваться, а тут уже назначены выборы; ну и выдвинули по быстрому как могли.

Но теперь прошел год, можно было подготовиться. А технология все та же: берутся одни и те же люди, и из них формируются списки в самых разных регионах и городах (подробности можно увидеть в нашем недавнем обзоре). Только списков стало больше: в прошлом году эту технологию использовали 6 партий, которые в совокупности выдвинули 33 фейковых списка. Теперь таких партий 8 – это 7 богдановских (ДПР, СДПР, НПР, КПСС, «Гражданская позиция», «Союз горожан» и «Родная страна») плюс рявкинская «Гражданская сила». И теперь только на региональных выборах (муниципальные мы еще не успели проанализировать) выдвинуто 74 фейковых списка. Из них в 61 нет ни одного жителя соответствующего региона!

Разумеется, это результат того, что партии освобождены от сбора подписей. Выдвинуть и зарегистрировать список стало просто и дешево. А богдановцы тут еще упростили себе работу: все семь партий назначают в регион одного и того же уполномоченного, который и привозит туда документы на семь списков. Хорошая у них конкуренция между собой!

В результате в ряде регионов зарегистрировано или будет зарегистрировано около 20 списков, что сильно затрудняет выбор избирателей, запутывает их (особенно с учетом похожих названий). Но дело тут не в том, что стало много партий. На самом деле в большинстве регионов не так много элитных групп, способных самостоятельно выступить на выборах под каким бы то ни было брендом. Не более 10–15. И присланные из Москвы фейковые списки сильно влияют на число участников выборов. Так, в Бурятии 8 фейковых списков (из 23 выдвинутых), по 7 таких списков в Калмыкии и Чечне, Забайкальском крае, Архангельской, Кемеровской, Смоленской и Ульяновской областях.

Вот такая партийная система получилась у нас в результате медведевских реформ. Скорее всего, к этому авторы реформы и стремились.

Источник: Эхо Москвы

" > Публикации: Эксперт КГИ Аркадий Любарев: «Партийная система по-прежнему ненормальная»
01.08.2013

На днях получил изданный Конституционным Судом сборник материалов проведенной в сентябре прошлого года международной конференции «Политические партии в демократическом обществе: правовые основы организации и деятельности». В нем есть и моя статья «Проблемы законодательного регулирования участия политических партий в выборах», которую я по своему обыкновению тут же разместил на своем сайте.

Сейчас мне захотелось посмотреть, что изменилось за 10 месяцев после написания этой статьи.

К середине сентября прошлого года была зарегистрирована 31 новая партия, и 5 партий получили отказы в регистрации. Отказы тогда еще не выглядели тенденциозными, и я выражал умеренную надежду, что практика отказов по политическим мотивам уходит в прошлое. Но одновременно выражал и опасения, поскольку в законе о партиях сохранились все те же расплывчатые основания для отказов в регистрации.

Теперь уже ясно, что оправдались опасения, а не надежда. Всего стадию регистрации прошли 67 новых партий (из них 3 регистрацию уже утратили; и на данный момент вместе с 7 старыми партиями и восстановленной РПР-ПАРНАС зарегистрированными значатся 72 партии, из них 57 имеют право участвовать в выборах).

Однако и число отказов в регистрации достигло 29, то есть один отказ примерно на две регистрации. Но дело не только в количестве. Не проходят регистрацию партии, связанные с протестным движением: отказы получили «Народный альянс», «Новая Сила» и Национально-Демократическая Партия, приостановлена регистрация «Партии 5 декабря». Отказано в регистрации и партии «Свобода и Народовластие» известного политика Виктора Черепкова.

То есть мы видим, что не регистрируют партии, намеренные серьезно заниматься политикой. А кто проходит регистрацию? Среди 67 зарегистрированных новых партий можно увидеть лишь около десятка тех, кто стремится стать серьезной партией. Скажем, на сентябрьских выборах по последним данным из 54 партий, имеющих право участвовать в этих выборах, одна (Партия Дела) вообще не выдвинула ни одного списка и ни одного кандидата, еще 21 (в основном это партии, созданные кремлевскими политтехнологами) выдвинули один–два списка и ничтожное количество одномандатников.

Но есть еще 8 партий, которые достаточно активны, но при этом только засоряют электоральное пространство фейковыми списками. Это явление проявилось уже год назад на октябрьских выборах, и я на него тогда обращал внимание. Но в прошлом году еще можно было думать, что это связано с их неподготовленностью: партии только успели зарегистрироваться, а тут уже назначены выборы; ну и выдвинули по быстрому как могли.

Но теперь прошел год, можно было подготовиться. А технология все та же: берутся одни и те же люди, и из них формируются списки в самых разных регионах и городах (подробности можно увидеть в нашем недавнем обзоре). Только списков стало больше: в прошлом году эту технологию использовали 6 партий, которые в совокупности выдвинули 33 фейковых списка. Теперь таких партий 8 – это 7 богдановских (ДПР, СДПР, НПР, КПСС, «Гражданская позиция», «Союз горожан» и «Родная страна») плюс рявкинская «Гражданская сила». И теперь только на региональных выборах (муниципальные мы еще не успели проанализировать) выдвинуто 74 фейковых списка. Из них в 61 нет ни одного жителя соответствующего региона!

Разумеется, это результат того, что партии освобождены от сбора подписей. Выдвинуть и зарегистрировать список стало просто и дешево. А богдановцы тут еще упростили себе работу: все семь партий назначают в регион одного и того же уполномоченного, который и привозит туда документы на семь списков. Хорошая у них конкуренция между собой!

В результате в ряде регионов зарегистрировано или будет зарегистрировано около 20 списков, что сильно затрудняет выбор избирателей, запутывает их (особенно с учетом похожих названий). Но дело тут не в том, что стало много партий. На самом деле в большинстве регионов не так много элитных групп, способных самостоятельно выступить на выборах под каким бы то ни было брендом. Не более 10–15. И присланные из Москвы фейковые списки сильно влияют на число участников выборов. Так, в Бурятии 8 фейковых списков (из 23 выдвинутых), по 7 таких списков в Калмыкии и Чечне, Забайкальском крае, Архангельской, Кемеровской, Смоленской и Ульяновской областях.

Вот такая партийная система получилась у нас в результате медведевских реформ. Скорее всего, к этому авторы реформы и стремились.

Источник: Эхо Москвы

Источник: Аркадий Любарев

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.