Координатор секции «Власть», президент Фонда «Индем» Георгий Сатаров:  

Полагаю, что мне предоставлено слово первому не из уважения к власти, в том привычном смысле слова, которое мы в это вкладываем, а из того простого соображения, что власть это мы с вами, согласно третьей статьи Конституции. 

У нас было 11 малых столов, каждый из которых ломился и по числу присутствующих, и по числу предложений. Я очень коротко остановлюсь на наиболее интересных вещах, которые меня зацепили и на том общем, что оттуда выкристаллизовывалось, и из чего надо делать некоторые предварительные выводы. 

Напоминаю не только модераторам нашего большого круглого стола, но и всем – на этом ваша работа не закончилась. Мы ждем от вас набранного полновесного отчета о результатах каждого малого круга, потому что за те пять минут, которые вам отводились, все рассказать было трудно, а идей интересных было много.

У нас было два малых круга по народовластию. Первый обратил наше внимание на очень важную проблему. Обычно, когда мы думаем о выборах, мы думаем о президентских, о думских выборах. Они обратили внимание на то, что самое главное – это муниципальный уровень. Это то, что называется настоящей политикой в нормальных демократических странах, то, что они по-своему называют «grass root level» – то, что «растет на уровне травы». Муниципальный уровень должен стать чрезвычайно важным направлением усилий, потому что настоящая гражданственность, настоящее участие, настоящий интерес к выборам появляются тогда, когда люди начинают решать актуальные для их повседневной жизни вопросы, решать на выборах. Сейчас это исключено, они не могут это делать ни на каких выборах. 

Сразу конструируется некое сопряжение между темой народовластия и темой муниципальной, темой налоговой и так далее. Создается системный комплекс, без которого настоящее участие граждан в политике невозможно, - без муниципального уровня. Это был стол, который вел Владимир Рыжков. 

Леонид Гозман вел второй круглый стол по народовластию. Он другую интересную идею подкинул. Мы живем в атмосфере обоюдного страха: общество в целом боится власти, а власть боится общества. Из этого, говорит круглый стол, вытекает следующее: для нас очень важно разрабатывать подробнейшую позитивную программу. Это не только должно демонстрировать, какие мы, это должно демонстрировать наши конкретные намерения. Вот в чем идея. По-моему, в этом есть резон.

Коррупция. Мне больше всего было жалко эту секцию, потому что тема беспредельная, бездонная, неисчерпаемая. Они остановились на двух темах,  вторая была «Политическая коррупция, коррупция на выборах». И тут все уперлось в то самое народовластие.

Следующая тема - верховенство права. Была такая история: Борис Николаевич во время подготовки к референдуму «Да, да, нет, да» пригласил две группы экспертов. Они сидели друг против друга, с одной стороны политологи, с другой юристы. Он спрашивает: «Что делать?». Политологи говорят: «Надо осторожней, надо искать компромисс, step-by-step». Юристы сидят напротив: «Да гнать их надо. Разве это Конституция? Испоганили все», и так далее. Должен сказать, что эта традиция лучших юристов продолжается, и сегодня на этой секции она тоже проявилась. Из прозвучавших на этой секции это было самое радикальное предложение – надо менять систему. Но были и вполне технологичные предложения.

Еще одна тема - безопасность граждан. По-моему, в 2003 году Владимир Владимирович Путин, исполняя свое послание, сказал: «Когда российский гражданин видит милиционера, он переходит на другую сторону улицы». Диагноз был поставлен еще тогда. На этом малом круге говорили о двух базовых источниках опасности для граждан, для их повседневной жизни: с одной стороны, это преступность, а с другой стороны – власть, которая должна бороться с этой преступностью. Положение безысходное в том виде, как оно существует сейчас. Предложения, которые звучали на этой секции, сводились к идее самозащиты. Тут обращаю ваше внимание на противоположные движения динамики государственности. У американцев из самозащиты вырастала нормальная государственность, а наша государственность в своей динамике пришла к необходимости самозащиты. Если это не мера, то точно диагноз того, что происходит с государством и властью. И это чрезвычайно печально на мой взгляд.

Важная идея прозвучала на круглом столе по контролю за силовиками. Пока единственный институт – это АМК и разные комиссии. Мы пришли к такому выводу: нелепо, когда состав общественных органов, которые должны контролировать силовиков, формируют сами силовики, и это предусмотрено законом. Это системный конфликт, конфликт интересов. И надо делать вещь очень простую – подвести комплектование, например, под омбудсменов. Вполне разумная идея, уничтожающая конфликт интересов. Мне кажется, что это интересно.

На круглом столе по местному самоуправлению баталии были  серьезные. Общий диагноз такой: среди самого местного самоуправления пока нет определенной ясности, зачем оно нужно.

И самое главное – тема Конституции. Это была самая тяжелая задача, самая конфликтная. Диапазон предложений – от конституционной монархии до власти советов, как в прежние времена. Но общие вещи, объединяющие всех, были сказаны – это пропаганда и обучение. Многие говорили, что проблемы дремучести – это не только проблемы масс, но и наши внутренние проблемы тоже. Эммануил Кант говорил, что любые реформы начинаются с реформы в головах. Очень часто об этом забываем, а это то, что мы можем делать без изменения законов, без благословения властей. Мы должны разговаривать, объяснять, разъяснять, обучать и так далее. Это написано у меня в финале каждой из 11 секций. И это абсолютно важно. Все, спасибо.

" > Новости: Выступление Георгия Сатарова на завершающем пленарном заседании Общероссийского гражданского форума
26.11.2013

Георгий Сатаров на Общероссийском гражданском форуме

Координатор секции «Власть», президент Фонда «Индем» Георгий Сатаров:  

Полагаю, что мне предоставлено слово первому не из уважения к власти, в том привычном смысле слова, которое мы в это вкладываем, а из того простого соображения, что власть это мы с вами, согласно третьей статьи Конституции. 

У нас было 11 малых столов, каждый из которых ломился и по числу присутствующих, и по числу предложений. Я очень коротко остановлюсь на наиболее интересных вещах, которые меня зацепили и на том общем, что оттуда выкристаллизовывалось, и из чего надо делать некоторые предварительные выводы. 

Напоминаю не только модераторам нашего большого круглого стола, но и всем – на этом ваша работа не закончилась. Мы ждем от вас набранного полновесного отчета о результатах каждого малого круга, потому что за те пять минут, которые вам отводились, все рассказать было трудно, а идей интересных было много.

У нас было два малых круга по народовластию. Первый обратил наше внимание на очень важную проблему. Обычно, когда мы думаем о выборах, мы думаем о президентских, о думских выборах. Они обратили внимание на то, что самое главное – это муниципальный уровень. Это то, что называется настоящей политикой в нормальных демократических странах, то, что они по-своему называют «grass root level» – то, что «растет на уровне травы». Муниципальный уровень должен стать чрезвычайно важным направлением усилий, потому что настоящая гражданственность, настоящее участие, настоящий интерес к выборам появляются тогда, когда люди начинают решать актуальные для их повседневной жизни вопросы, решать на выборах. Сейчас это исключено, они не могут это делать ни на каких выборах. 

Сразу конструируется некое сопряжение между темой народовластия и темой муниципальной, темой налоговой и так далее. Создается системный комплекс, без которого настоящее участие граждан в политике невозможно, - без муниципального уровня. Это был стол, который вел Владимир Рыжков. 

Леонид Гозман вел второй круглый стол по народовластию. Он другую интересную идею подкинул. Мы живем в атмосфере обоюдного страха: общество в целом боится власти, а власть боится общества. Из этого, говорит круглый стол, вытекает следующее: для нас очень важно разрабатывать подробнейшую позитивную программу. Это не только должно демонстрировать, какие мы, это должно демонстрировать наши конкретные намерения. Вот в чем идея. По-моему, в этом есть резон.

Коррупция. Мне больше всего было жалко эту секцию, потому что тема беспредельная, бездонная, неисчерпаемая. Они остановились на двух темах,  вторая была «Политическая коррупция, коррупция на выборах». И тут все уперлось в то самое народовластие.

Следующая тема - верховенство права. Была такая история: Борис Николаевич во время подготовки к референдуму «Да, да, нет, да» пригласил две группы экспертов. Они сидели друг против друга, с одной стороны политологи, с другой юристы. Он спрашивает: «Что делать?». Политологи говорят: «Надо осторожней, надо искать компромисс, step-by-step». Юристы сидят напротив: «Да гнать их надо. Разве это Конституция? Испоганили все», и так далее. Должен сказать, что эта традиция лучших юристов продолжается, и сегодня на этой секции она тоже проявилась. Из прозвучавших на этой секции это было самое радикальное предложение – надо менять систему. Но были и вполне технологичные предложения.

Еще одна тема - безопасность граждан. По-моему, в 2003 году Владимир Владимирович Путин, исполняя свое послание, сказал: «Когда российский гражданин видит милиционера, он переходит на другую сторону улицы». Диагноз был поставлен еще тогда. На этом малом круге говорили о двух базовых источниках опасности для граждан, для их повседневной жизни: с одной стороны, это преступность, а с другой стороны – власть, которая должна бороться с этой преступностью. Положение безысходное в том виде, как оно существует сейчас. Предложения, которые звучали на этой секции, сводились к идее самозащиты. Тут обращаю ваше внимание на противоположные движения динамики государственности. У американцев из самозащиты вырастала нормальная государственность, а наша государственность в своей динамике пришла к необходимости самозащиты. Если это не мера, то точно диагноз того, что происходит с государством и властью. И это чрезвычайно печально на мой взгляд.

Важная идея прозвучала на круглом столе по контролю за силовиками. Пока единственный институт – это АМК и разные комиссии. Мы пришли к такому выводу: нелепо, когда состав общественных органов, которые должны контролировать силовиков, формируют сами силовики, и это предусмотрено законом. Это системный конфликт, конфликт интересов. И надо делать вещь очень простую – подвести комплектование, например, под омбудсменов. Вполне разумная идея, уничтожающая конфликт интересов. Мне кажется, что это интересно.

На круглом столе по местному самоуправлению баталии были  серьезные. Общий диагноз такой: среди самого местного самоуправления пока нет определенной ясности, зачем оно нужно.

И самое главное – тема Конституции. Это была самая тяжелая задача, самая конфликтная. Диапазон предложений – от конституционной монархии до власти советов, как в прежние времена. Но общие вещи, объединяющие всех, были сказаны – это пропаганда и обучение. Многие говорили, что проблемы дремучести – это не только проблемы масс, но и наши внутренние проблемы тоже. Эммануил Кант говорил, что любые реформы начинаются с реформы в головах. Очень часто об этом забываем, а это то, что мы можем делать без изменения законов, без благословения властей. Мы должны разговаривать, объяснять, разъяснять, обучать и так далее. Это написано у меня в финале каждой из 11 секций. И это абсолютно важно. Все, спасибо.

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.