Для борьбы с фальсификаторами лекарств в Госдуму внесен законопроект, ужесточающий уголовную и административную ответственность за «производство, реализацию и хранение с целью сбыта фальсифицированных лекарств, медицинских изделий и БАДов».

Доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой гематологии и гериатрии первого московского государственного медицинского университете им.. И.М. Сеченова, эксперт КГИ:

Фальсификата на российском рынке не так много, сколько о нем говорят. На это есть объективные причины: подделываются те препараты, которые продаются за большие деньги, например, лекарства от рака. Препараты, которые может позволить себе купить любой житель России, подделывать нет смысла.

Определить, что на полке - оригинальный препарат или подделка, сложно. Также понятие «подделка» не имеет точного определения. Если препарат просрочен на год-другой, а недобросовестные фармацевты перебили сроки годности, в принципе, это можно считать подделкой.

Дорогой - значит хороший. В медицинской практике это утопия. Нет такого понятия цена-качество, есть наука фармакоэкономика. Она вполне экономична. Там есть соотношение затраты-результативность. Вроде препарат формально ничего, но на самом деле «пустой», потому что нестабилен.

Все это требует очень строгой регламентации, которой у нас в стране нет.

Есть понятие дженерик. Но нигде нет понимания, как сравнивать лекарственные средства. Законодательно это нигде не закреплено.

Например, биологические аналоги: инсулин один и инсулин другой. Два разных препарата, хотя оба могут быть одинаковы по определенным характеристикам. Дженерики должны сравниваться между собой. Специалисту необходимо понимание, какие осложнения вызывают эти препараты. Однако система мониторинга осложнений у нас не работает. В свое время Росздравнадзор с трудом разработал эту систему, а Минздрав, которому она была передана, уничтожил.

Проблема в том, что препарат можно контролировать только на основе его действия на больного. Для этого существует целая система фармакологического надзора. У нас эта система не регламентирована.

Ужесточение наказания за фальсификацию лекарственных препаратов никогда ничего положительного не приносило. Вместо того чтобы регламентировать правильно эту деятельность, мы занимаемся наказанием конечного звена.

На сегодняшний день система лекарственного обеспечения сверху донизу гнилая. Все, что было с трудом создано в середине 2000-х годов, уничтожено законом «Об обращении лекарственных средств». И сейчас мы пытаемся этот закон, который давно надо отменить и забыть, улучшать и вводить репрессии. Это полная профанация и развитие системы взяточничества.


" > Новости: Эксперт КГИ Павел Воробьев о борьбе с поддельными лекарствами
16.05.2014

Mesic-550.jpg
Для борьбы с фальсификаторами лекарств в Госдуму внесен законопроект, ужесточающий уголовную и административную ответственность за «производство, реализацию и хранение с целью сбыта фальсифицированных лекарств, медицинских изделий и БАДов».

Доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой гематологии и гериатрии первого московского государственного медицинского университете им.. И.М. Сеченова, эксперт КГИ:

Фальсификата на российском рынке не так много, сколько о нем говорят. На это есть объективные причины: подделываются те препараты, которые продаются за большие деньги, например, лекарства от рака. Препараты, которые может позволить себе купить любой житель России, подделывать нет смысла.

Определить, что на полке -  оригинальный препарат или подделка, сложно. Также понятие «подделка» не имеет точного определения. Если препарат просрочен на год-другой, а недобросовестные фармацевты перебили сроки годности, в принципе, это можно считать подделкой.

Дорогой - значит хороший. В медицинской практике это утопия. Нет такого понятия цена-качество, есть наука фармакоэкономика. Она вполне экономична. Там есть соотношение затраты-результативность. Вроде препарат формально ничего, но на самом деле «пустой», потому что  нестабилен.

Все это требует очень строгой регламентации, которой у нас в стране нет.

Есть понятие дженерик. Но нигде нет понимания, как сравнивать лекарственные средства. Законодательно это нигде не закреплено.

Например, биологические аналоги:  инсулин один и инсулин другой. Два разных препарата, хотя оба могут быть одинаковы по определенным характеристикам. Дженерики должны сравниваться между собой. Специалисту необходимо понимание, какие осложнения вызывают эти препараты. Однако система мониторинга осложнений у нас не работает. В свое время Росздравнадзор с трудом разработал эту систему, а Минздрав, которому она была передана, уничтожил.

Проблема в том, что препарат можно контролировать только на основе его действия на больного. Для этого существует целая система фармакологического надзора. У нас эта система не регламентирована.

Ужесточение наказания за фальсификацию лекарственных препаратов никогда ничего положительного не приносило. Вместо того чтобы регламентировать правильно эту деятельность, мы занимаемся наказанием конечного звена.

На сегодняшний день система лекарственного обеспечения сверху донизу гнилая. Все, что было с трудом создано в середине 2000-х годов, уничтожено законом «Об обращении лекарственных средств».  И сейчас мы пытаемся этот закон, который давно надо отменить и забыть, улучшать и вводить репрессии. Это полная профанация и развитие системы взяточничества.

 


Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.