Эксперт КГИ Аркадий Любарев: Ликвидация большого числа политических партий должна начаться в 2019 году

05.08.2016

Один из авторов доклада «Особенности выдвижения кандидатов и состава партийных списков на выборах 18 сентября 2016 года» Аркадий Любарев разъясняет, как и почему будет ликвидировано большие число партий.

При обсуждении доклада КГИ «Особенности выдвижения кандидатов и состава партийных списков на выборах 18 сентября 2016» наибольший резонанс вызвал прогноз по поводу предстоящей ликвидации большинства партий. Об этом было много публикаций в прессе, на этот момент обратила внимание и Э.А. Памфилова в своем вступительном слове на заседании ЦИК 3 августа (впрочем, не называя ни КГИ, ни авторов доклада).

При этом в словах председателя ЦИК прозвучали сомнения в верности наших выводов. Она специально подчеркнула, что в выборах разного уровня, которые пройдут 18 сентября 2016 года, принимают участие 49 политических партий. Элла Александровна обещала, что ЦИК будет на своем сайте обозначать свою позицию в отношении таких докладов, как наш. Такой подход можно только приветствовать, если позиция ЦИК будет компетентной и основанной на знакомстве с самим докладом, а не с его интерпретациями в прессе, как это иногда бывало прежде.

Для меня очевидно, что Эллу Александровну неправильно проинформировали (как, вероятно, неправильно информировали и ее предшественника). Сама она вряд ли успела до заседания, начавшегося в 11 часов, прочитать доклад, опубликованный лишь тем утром.

В первую очередь хочу отметить, что Элла Александровна неточно передала нашу мысль о ликвидации партий. Мы, опираясь на закон, пишем, что партии будут ликвидированы не после этой кампании, а в период 2019–2020 года. Но, наш взгляд, это уже предопределено. Хотя мы всегда делаем оговорку: если не изменится закон.

Второй важный момент. Мы в своем докладе писали только об участии партий в выборах в Государственную Думу. По остальным выборам нынешней кампании у нас просто не было актуальных данных. Нет их и сейчас – на сайте ЦИК до сих пор (5 августа, 15:30) сведения только по состоянию на 25 июля.

Но те данные об участии партий в региональных выборах, которые есть, наши выводы в основном подтверждают.

Аппарат ЦИК и раньше, и теперь предпочитает валовые показатели: сколько всего партий участвуют в выборах вообще. Конечно, и по поводу 49 партий, участвующих в выборах всех уровней, можно сказать: «стакан наполовину пуст». Ибо партий всего 74, то есть 25 партий не выдвинули в эту кампанию ни одного кандидата – при том, что выборов в этот раз более 5 тысяч. А они не попытались принять участие даже в одной из пяти тысяч!

Но дело не только в этом. Говоря о ликвидации партий, мы, естественно, опирались на статьи 37 и 41 Федерального закона «О политических партиях». А там сказано, что выдвижение партией кандидатов на выборах в одном регионе или тем более в одном муниципальном образовании еще не считается участием партии в выборах. Надо либо участвовать в федеральных выборах – Президента или Госдумы (причем выдвижение одномандатников на выборах в Госдуму не в счет), либо участвовать в большом числе региональных или муниципальных выборов. Губернаторских – в 9 регионах, региональных парламентов – в 17, муниципальных – в 43 регионах. Не обязательно сразу, но в течение семи лет.

Я неоднократно критиковал закон о партиях, но к данным нормам у меня больших претензий нет. Если, как этого требует закон, у партии не менее 43 региональных отделений, то почему каждое из этих отделений за 7 лет не может хоть раз поучаствовать в муниципальных выборах? Если ни разу не участвовало, значит, фактически его нет.

А по региональным выборам требования еще мягче (что, конечно, разумно). Нужно охватить всего лишь 17 регионов за 7 лет. За это время в каждом регионе основные выборы пройдут как минимум один раз, а в некоторых успеют пройти дважды. Я уже не говорю о дополнительных выборах. То есть за семь лет не менее ста кампаний, и надо принять участие лишь в каждой шестой.

А что мы видим? За четыре года (2012 – 2015) выборы региональных парламентов прошли в 46 регионах. И при этом в активе большинства партий не более пяти кампаний. В докладе говорится о 45 партиях, но не учитывались «ВОЛЯ», Родная партия, «Союз труда» и ПВО, поскольку на момент написания доклада у этих четырех партий были шансы принять участие в выборах в Государственную Думу и тем самым выполнить требование закона об участии в выборах.

По данной кампании еще рано делать окончательные выводы об участии партий в региональных и муниципальных выборах: надо, чтобы списки или кандидаты от партий были зарегистрированы и дошли до дня голосования. Но даже сейчас видно, что партии, которые были мало активны в предыдущие четыре года, пассивны и сейчас.

Если мы суммируем 46 кампаний, прошедших в 2012 – 2015 годах, и 39 нынешних, мы получим 85. И вынуждены констатировать, что большинство партий по-прежнему имеют в своем запасе не более пяти кампаний из 85 возможных. Конечно же это – не партии!

Менее чем через три года, когда партии, зарегистрированные в 2012 году, достигнут семилетнего возраста, Минюст начнет запрашивать ЦИК: следует ли признать эти партии участвовавшими в выборах? И аппарату ЦИК придется считать: в скольких регионах данная партия участвовала в региональных выборах, в скольких – в муниципальных. Впрочем, я подозреваю, что они, как профессионалы, уже и сейчас все это считают.

Моих возможностей хватает только чтобы подсчитать участие партий в региональных выборах. В муниципальных – это уже не в моих силах. Но интуитивно и исходя из доступных данных уверен, что от установленной законом планки (43 региона) большинство партий и здесь далеки.

Если наш доклад и дискуссия вокруг него подвигнут ЦИК на то, чтобы опубликовать ту самую информацию, которую скоро потребует Минюст – сколько регионов в зачете каждой партии по региональным и муниципальным выборам, я буду считать, что поднял вопрос не зря.

Теперь еще немного о прогнозах. Я вижу три варианта дальнейшего развития событий. Первый – указанные нормы закона о партиях будут смягчены, чтобы спасти большинство партий. Не могу исключить такой вариант, но считаю его не слишком вероятным.

Второй вариант – партии в последующие два года резко активизируются, в основном на муниципальных выборах. Думаю, что это, скорее всего, коснется лишь небольшого числа партий.

И третий вариант, который я считаю наиболее вероятным – в 2019 году начнется ликвидация большинства партий. Впрочем, часть партий, не дожидаясь ее, могут начать самоликвидироваться и раньше. Пример подала «Новая Россия» в конце прошлого года. Другой путь – более ранняя ликвидация за неисполнение требований закона, сейчас в процессе такой ликвидации «Умная Россия».

Правда, в законе четко не сказано, от какой даты считать семилетний срок. Думаю, что правильнее всего считать его от даты получения партией права участвовать в выборах.

В 2012 году такое право получили 23 партии (не считая «Новой России» и «Умной России»). Угроза ликвидации висит над большинством из них (кроме «Коммунистов России», Российской партии пенсионеров за справедливость, «Гражданской платформы», «Гражданской силы», РЭП «Зеленые», ДПР и КПСС), но некоторым совсем недалеко до заветной планки в 17 региональных кампаний (Партии За Справедливость!, «Гражданской позиции», «Союзу горожан», Народной партии России и СДПР).

Наиболее реальная перспектива ликвидации в 2019 году висит над Аграрной партией России, Партией свободных граждан, Партией социальной защиты, Партией Мира и Единства, Российским общенародным союзом, Монархической партией и «Молодой Россией»). Но пока не очень близки к заветной планке также «Альянс зеленых», Партия пенсионеров России, «Города России» и Народная партия «За женщин России».

В 2020 году ликвидация затронет большое число партий, получивших право участвовать в выборах в 2013 году.

Много говорится о том, что удар по малым партиям был нанесен в 2014 году, когда было возвращено требование о сборе ими подписей. Это, конечно, так. Но и до этого, в 2013 году активность большинства партий была не слишком высокой. Возможно, они рассчитывали поучаствовать в выборах в Госдуму и тем самым выполнить требование закона об участии в выборах. Как будто не догадывались, что люди, управляющие нашими выборами (я не ЦИК имею в виду), не позволят участвовать в думских выборах 70 партиям? Или они вообще не задумывались о будущем?

Впрочем, я действительно не понимаю, зачем были созданы многие партии? Такие, например, как Партия налогоплательщиков России, «Развитие России» или «Женский диалог». На что рассчитывали их создатели?

В заключение еще раз обозначу свою позицию по данной проблеме. Смысл партийной реформы я видел отнюдь не в том, чтобы любой ценой создать 70 новых партий. А в том, чтобы в конкурентной борьбе сложилась естественная партийная система. Верхним этажом такой системы, безусловно, являются парламентские партии. При 3-процетном барьере (за который я ратую) их было бы не четыре, а пять – шесть или даже восемь. Далее должно быть примерно столько же партий, дышащих им в затылок – иначе парламентские партии неизбежно деградируют. Ну и еще десяток партий, дышащих в затылок партиям второго эшелона.

Больше партий в принципе не нужно, но «лишние» партии никому особенно не мешают. Тем не менее, механизм ликвидации партий за неучастие в выборах полезен, заставляя партии шевелиться.

Партийная реформа 2012 года, безусловно, дала некоторый положительный эффект. Из большого числа вновь созданных партий некоторые действительно стали составлять реальную конкуренцию парламентским (по крайней мере, поначалу) – и в борьбе за людские и финансовые ресурсы, и в борьбе за избирателя.

Однако в целом положительный эффект оказался далеко не такой сильный, как хотелось бы. Почему?

Во-первых, либерализация коснулась только численности партий, но не затронула порядка их регистрации. Сохранились нормы, позволяющие отказывать в регистрации политически неугодным партиям. Они сработали в отношении не очень многих партий, но все же такие случаи были. В первую очередь это проявилось по отношению к партии Алексея Навального («Народный альянс», позже Партия прогресса). Еще я бы отметил Национал-демократическую партию, которую пытались создать Владимир Тор и Константин Крылов – ниша националистов, придерживающихся при этом демократических принципов, пока не занята.

Во-вторых, сохранилось административное или даже силовое вмешательство в деятельность партий. Так, поначалу относительно вполне успешно выступала «Гражданская платформа». Но потом партию вынуждены были покинуть ее основной спонсор Михаил Прохоров и его сестра Ирина, показавшая себя перспективным политиком. И все, такая партия уже никому не интересна. Фактически был уничтожен подававший надежды «Альянс Зеленых и Социал-демократов». Сейчас мы видим, как пытаются убить Российскую партию пенсионеров за справедливость.

В-третьих, сыграла свою роль контрреформа 2014 года. Здесь я в очередной раз отмечу, что отношусь с пониманием к ограничению числа партий, участвующих в выборах в Госдуму. И предоставление льготы 14 партиям – вполне разумное решение (только оно должно было сопровождаться либерализацией правил регистрации по подписям).

В порядке справки отмечу, что партии, освобожденные на выборах в Госдуму от сбора подписей, это в основном партии, активно участвовавшие в выборах. Так, четыре парламентские партии за период 2012 – 2015 годов приняли участие во всех 46 региональных кампаниях. Далее идут «Патриоты России» (36 кампаний), «Коммунисты России» (33 кампании), РЭП «Зеленые» (28 кампаний), «Яблоко» и «Родина» (по 25 кампаний). Полагаю, что эти 9 партий вполне заслужили льготу.

Еще две партии близки к планке в 17 кампаний – Российская партия пенсионеров за справедливость (15 кампаний) и «Гражданская платформа» (14 кампаний). И только три партии из 14 были мало активны, но все равно более активны, чем большинство иных партий, – «Правое дело» (т.е. Партия Роста, 7 кампаний) «Гражданская Сила» (6 кампаний), и ПАРНАС (6 кампаний).

А вот с ограничением числа партий, допускаемых без сбора подписей на региональные и муниципальные выборы, явно поспешили. К тому же для меня очевидно, что условия допуска партий на региональные выборы должны быть либеральнее, чем на федеральные. А сделали наоборот. И тем самым отрубили малым партиям возможность постепенно наращивать вес.

А.Любарев
05.08.2016


Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.