Тренды: открытость НКО для СМИ

16.04.2021

Что журналисты и общественные деятели думают друг о друге и почему умение и желание работать со СМИ много говорит о прозрачности организации в целом.

«Директор благотворительного фонда Елизавета» — так одна федеральная газета представила на днях руководителя «Старости в радость». Фонду журналисты объяснили: фамилию Олескиной и название сократили якобы из-за нехватки места на полосе. Когда фонд напомнил, что согласно статье 49 Закона «О СМИ» журналист обязан авторизовывать впервые оглашенное высказывание по просьбе спикера, фамилия и название на сайте газеты появились. Но печатный выпуск было уже не исправить.

Когда корреспондент РИА Новости Мария Семенова хотела взять у юриста из НКО комментарий о трудовой дискриминации людей с инвалидностью, она обзвонила около десяти организаций. Везде ответили: «Мы уже не работаем» (на часах было 15.30), или «Позвоните завтра», или «Наш юрист в отпуске», или «Юрист на обеде, не знаем, когда вернется». Выступить экспертом для федерального информагентства никакой из этих организаций оказалось не интересно.

«Только, пожалуйста, без нас», — массово просили сотрудники НКО редакцию «7х7. Горизонтальная Россия» в период пандемии. Они звонили журналистам, сообщали о проблемах в больницах или школах, но запрещали ссылаться на себя как на источник.

Сотрудники НКО из года в год посещают — а некоторые и приглашают на свою площадку — мастер-классы и лекции о взаимодействии со СМИ. Они жалуются: «О нас не пишут или пишут не то», — а их визави отвечают: «Мы не будем писать только то, что вы хотите и как вы хотите. Идите навстречу».

Ко Дню прозрачной благотворительности АСИ узнало, считают ли свои взаимоотношения прозрачными и открытыми журналисты и лидеры организаций системной помощи.

Доверяй

Благотворительность строится на доверии, поэтому фонды вынуждены быть открытыми, считает Наталья Петрова, директор по развитию фонда «Дети наши». Ради сохранения этого доверия необходимо, чтобы партнеры и доноры были в курсе происходящего в фонде: не только сколько денег на какую программу потратили, а какие реальные дела он делает. В этом как раз и помогают журналисты.

«Взаимодействие со СМИ — один из ключевых аспектов работы фонда, — говорит АСИ Наталья Петрова. — Нельзя забывать, что именно через СМИ фонды доносят до общества идеи правильной, эффективной, разумной благотворительности. И в деятельности любого фонда есть задача просвещения, информирования о проблематике работы и о том, какими разумными путями проблему можно решить. Я не знаю ни одного фонда, который не мечтал бы больше работать со СМИ. Мы всегда открыты и готовы давать комментарии».

«Я ни разу не встречала представителей НКО, которые бы признались в том, что они не хотят публично рассказывать о своей работе. Практически все благотворительные организации, по крайней мере публично привлекающие средства на свою деятельность, разделяют принципы прозрачности и открытости», — говорит и Анна Овсянникова, директор по развитию благотворительного фонда помощи людям с тяжелыми двигательными проблемами «Весна».

Вебинары на тему взаимодействия НКО и СМИ смотрите на YouTube-канале Агентства социальной информации.

Проверяй

Но те, кто дает комментарии прессе, часто опасаются результата. Тексты просят присылать на согласование и пытаются запретить публикацию без визы.

«Нам важно, из какого издания тот или иной журналист: по опыту знаем, с кем можно работать. Всегда просим присылать на согласование статью перед публикацией, но далеко не все эту договоренность выполняют, — говорит АСИ Светлана Белоусова, координатор проектов фонда «Кислород», помогающего людям с муковисцидозом. — Но мы всегда открыты для СМИ и всегда идем на контакт. При работе с журналистами есть, конечно, опасения, что неправильно будут трактовать, выдернут что-то из контекста».

«Бывали ситуации, когда журналисты не до конца погружались в тему или историю. И в результате не совсем корректно доносили контекст, либо факты, — вспоминает Наталья Петрова. — В таких ситуациях мы просим внести изменения. И каждый раз аргументированно объясняем, почему эти изменения должны быть внесены».

Визировать материалы журналист не обязан, выдать материал без искажения смысла — его ответственность, а попытка препятствовать выходу материалов законом прямо запрещена. Но страх журналистских ошибок тоже оправдан. На практике согласование — добрая воля и предмет договоренности, и опыт согласования дает обеим сторонам возможность делать выводы, будут ли они сотрудничать дальше.

«Мы с удовольствием работаем с Агентством социальной информации, «Такими делами». Работаем с «Комсомольской правдой», у нас даже один из попечителей оттуда. Но КП очень часто писала про наших подопечных «на надрыве». И когда попадалась несогласованная статья, подопечные и мы были просто в шоке. Ответ журналиста был такой: “Мы же хотим ярко подать, чтобы публике было интересно”». На ТВ мы больше не ходим, хотя и приглашают. Мы отговариваем и подопечных. Потому что совершенно невозможно понять, что из этого материала в итоге сделают», — утверждает Светлана Белоусова.   

За 27 лет существования Центра защиты прав животных ВИТА, по словам его президента Ирины Новожиловой, отношения с прессой складывались по-разному. Центр всегда охотно давал интервью, до 2014 года делали до 700 сюжетов в год только с новостниками центральных каналов.

«А потом мы провели ряд расследований, связанных с индустрией развлечений и жестоким обращением с животными. Установили скрытые камеры за кулисами известных цирков и показали, как пять дрессировщиков бьют нещадно подопечных, затем задержали нелегально перевозимого львенка, избитого циркачами. И вскрыли факт содержания в технических цистернах на ВВЦ китов, привезенных для Москвариума, и после этого стали персонами нон грата. Посыпались статьи с однотипным негативным содержанием о нас по всем центральным СМИ. В итоге, к нам теперь практически не обращаются за комментариями».

Параллельные или пересекаются?

Журналистам тоже есть что «предъявить» героям, о которых они пишут. Непонимание «Почему вам это интересно?», попытки указывать: «Вы лучше бы… [написали про другое, рассказали о проблемах президенту, собрали для НКО деньги и т.д.]», — неспешные ответы на запросы. Необходимый комментарий корреспондент может прождать неделю, а ждать некогда: тема «протухает».

«Проблема даже не в том, что НКО не дают информацию вовремя, — они часто не осознают, что буквально в ближайшие пару часов материал с комментарием их сотрудника или руководителя должен уже выйти. Мы будто находимся в разных временных пространствах, — говорит АСИ корреспондент «РИА Новости» Мария Семенова. — Поэтому я часто стараюсь проговаривать дедлайн». 

По мнению журналиста из сибирского издания «Тайга.инфо» Риты Логиновой, уход в оборону никому не идет на пользу. И при позитивных инфоповодах, и если у организации случаются неприятности, со СМИ лучше быть на одной волне, чем в конфронтации.

«Помню случай, когда хорошие отношения с журналистами помогли в кризисной для фонда ситуации. Тогда в одной из больниц произошла неприятность, в которой была отчасти виновата сотрудница фонда — больничная няня. Дело дошло до прокуратуры, и я бы узнала об этой истории из прокурорского пресс-релиза. Но из фонда позвонили заранее и рассказали, что произошло, подготовили цитату директора. Они пошли на опережение, чтобы показать свою открытость и объяснить видение ситуации со своей стороны», — рассказывает АСИ Рита.

Это же касается и журналистов: профессиональную заповедь «не навреди» в погоне за инфоповодом никто не отменял.

Будет лучше

Профессионально работающие в НКО люди и журналисты отмечают, что связь между ними налаживается, люди стараются учиться друг у друга и подстраиваться под ритм и стиль работы. Поэтому с каждым годом им становится легче взаимодействовать.

«Хорошо, что стали упоминать название нашего фонда в интервью, раньше просто подписывали “комментарий дал эксперт”. Недавно “Медуза”, опубликовав наше фото, подписала имя и фамилию фотографа-волонтера фонда “Кислород”», — рассказала Светлана Белоусова.

«Мы пишем не столько о самих организациях, сколько рассказываем о человеке, за которым стоит история, который меняет мир, помогает другим людям. В НКО мы часто находим таких героев, — говорит АСИ Дарья Кельн, редактор портала «Правмир». — У меня как у автора был исключительно положительный опыт общения с сотрудниками и руководителями организаций и фондов. Всегда люди шли навстречу и с готовностью давали интервью. Даже вносимые правки были по существу и касались фактов, а не стиля подачи материала. Ведь НКО очень важно рассказывать о своей работе, чтобы как можно больше людей о ней узнали и тоже могли получить какую-то помощь. В общем, сотрудничество всегда было комфортным».

По опыту Анны Овсянниковой и фонда «Весна», сегодня даже глянцевые издания, всегда прежде ориентированные на светские и бизнес-темы, повернулись лицом к социальной и благотворительной тематике.

«Отношения НКО и СМИ развиваются в правильном русле. С одной стороны, НКО учатся не просто просить: “Напишите про нас, потому что мы делаем доброе дело”, — а находить темы под конкретные издания и их аудиторию. С другой стороны, СМИ все меньше боятся “отпугнуть” аудиторию социальной проблематикой, идут на неожиданные спецпроекты и учатся говорить интересно на серьезные темы на языке своей аудитории. И в этом смысле я бы не хотела, чтобы этот позитивный вектор менялся».

По мнению Софьи Климовой, координатора волонтеров и соучредителя экологического движения «РазДельный сбор», в отношениях НКО и СМИ важны две вещи: равноправное партнерство и более внимательное отношение прессы к третьему сектору.

«НКО должны не просто рассматривать СМИ как способ продвинуть свою тему или бренд, а понимать возможные интересы журналистов. Что им нужны яркие темы, что они сами заинтересованы в толковых собеседниках и необычных мероприятиях. А журналистам стоит помнить, что мы занимаемся не просто чем-то хорошим, лишь бы творить добро налево и направо, а профессионалы в своей области. И что при создании качественного материала необходимо погрузиться в тему, стать тоже в ней немного экспертом».

Источник

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.