О том, почему Минфин решил снизить компенсации по советским вкладам, а МЭР против этого, какова покупательная способность тех денег, в интервью газете ВЗГЛЯД рассказал завлабораторией бюджетного федерализма научного направления «Макроэкономика и финансы» Института экономической политики им. Е. Гайдара Владимир Назаров.

ВЗГЛЯД: Насколько снизятся компенсации по вкладам благодаря новому плану Минфина? Не грабеж ли это?

Владимир Назаров: На мой взгляд, вся эта история изначально была большой ошибкой. Потому что советские вклады во многом были фикцией. Говорить о покупательной способности тех денег не приходится, так как на рубль сбережений в советском Сбербанке можно было купить товаров примерно на 13 копеек. То есть на эти деньги почти ничего нельзя было купить, это были иллюзорные деньги.

ВЗГЛЯД: Могли бы пояснить, почему тогда деньги были фикцией?

Владимир Назаров, завлабораторией бюджетного федерализма Института экономической политики им. Е. Гайдара (Фото: iep.ru)
Владимир Назаров, завлабораторией бюджетного федерализма Института экономической политики им. Е. Гайдара (Фото: iep.ru)

В. Н.: Советская власть выплачивала достаточно высокие по тем меркам заработные платы и пенсии, но из-за плановой экономики на них ничего нельзя было купить, в советских магазинах не было продуктов и товаров. Соответственно, граждане все эти деньги клали в Сберкассу. Проблема накапливания денег на вкладах приняла глобальный характер во времена Горбачева, когда цены на нефть пошли вниз, не было возможности закупать больше товара за рубежом, а народное хозяйство начало приходить в упадок. При этом с политической точки зрения надо было показывать гражданам, что они все богаче и богаче, что у них что-то есть. Это отразилось на объеме вкладов, который стал чудовищным.

После либерализации цен в январе – феврале 1992 года, когда цены выросли в 3,5 раза и был открыт доступ к вкладам, эти деньги стали стоить примерно столько, сколько они должны были стоить. Дефицит стал исчезать, и граждане могли использовать эти накопления. На мой взгляд, на этом можно было поставить точку в этой проблеме. Единственное, что надо было сделать, это принять программу по защите наименее защищенных слоев населения, прежде всего пенсионеров. Но вместо этого в 1995 году «левая» Дума приняла закон о компенсациях советских вкладов.

ВЗГЛЯД: Могли бы оценить покупательную способность накоплений тогда и сейчас?

В. Н.: Такие оценки неизбежно будут носить приблизительный характер: все-таки произошел переход от плановой экономики со скрытой инфляцией, выраженной в дефиците товаров, к экономике с относительно свободными ценами. Да и за 20 лет сильно изменились ценовые пропорции.

Можно лишь прикинуть огромную накопленную инфляцию с 1992 года по 2012 год и сделать поправку на то, что тогда покупательная способность составляла лишь 13%. То есть всю эту большую инфляцию надо умножить на 0,13. Тогда получится очень условное сопоставление рубля, обеспеченного товарами в советское время, и рубля, обеспеченного товарами в наше время.

Если был советский вклад на 1000 рублей, то фактически товаров можно было купить в то время всего на 130 рублей из-за дефицита.

ВЗГЛЯД: МЭР раскритиковало предложение Минфина, указывая, что компенсация по закону 1995 года означала бы выплату в соотношении 85 рублей на 1 рубль вклада. А теперь Минфин предлагает выдавать 4 рубля на 1 рубль вклада. Почему принято такое решение об уменьшении компенсаций?

В. Н.: На мой взгляд, проблему советских вкладов вообще стоило спустить на тормозах, а возмещать накопления лишь людям преклонного возраста, которые находятся в тяжелой жизненной ситуации. Эта проблема носит в большей степени социально-психологический характер. Она была очень болезненной и важной в 90-е годы. Сейчас не очень понятно, зачем снова этот вопрос поднимается. Лучше посмотреть, как помочь наименее социально защищенным слоям населения или как увеличить темпы экономического роста.

Критика Минэкономразвития предложений Минфина противоречит здравому смыслу. Если накопления проиндексировать на всю инфляцию, которая была, то у нас образуется долг государства порядка 50% ВВП с нынешних порядка 11,9% ВВП. И возникает вопрос: откуда возьмутся эти деньги? Они не возникнут из воздуха, их надо будет изъять из экономики. То есть надо будет обложить налогами тех же граждан, чтобы потом с ними же расплатиться по советским вкладам.

ВЗГЛЯД: Минфин предлагает потратить 340 млрд рублей до 2020 года на выплату компенсаций. Это очень скромная цифра, она никак не отразится на бюджете и макроэкономической стабильности?

В. Н.: Да, это немного и некритично для бюджета и роста госдолга. В Минфине не закладывают неподъемные цифры для бюджета. Минфин старался как раз оптимизировать эти величины.

ВЗГЛЯД: Если у меня была, к примеру, 1000 рублей в советском Сбербанке, теперь я смогу получить максимум 4000 рублей без учета понижающих коэффициентов?

В. Н.: Это так.

ВЗГЛЯД: Россия по сравнению с другими странами бывшего СССР по этой проблеме выглядит лучше?

В. Н: В основном все страны старались возвращать накопления наиболее пожилым гражданам, делали упор на социальную функцию компенсаций. И это правильно.

Украина – яркий пример страны, которая, в отличие от других, решила всем гражданам сделать частичную компенсацию вкладов на достаточно большую сумму, что привело к печальным макроэкономическим последствиям.

Украина в середине 1990-х годов приняла такой же популистский закон, как мы, а при Юлии Тимошенко в 2008 году решила его исполнять более активно. Было решено выплатить около 5% от первоначальной суммы накоплений с учетом накопленного роста цен. Это привело к тому, что инфляция на Украине вышла из-под контроля и выросла до 22%. По сути, за это заплатили все граждане, потому что товары и услуги резко подорожали.

ВЗГЛЯД: Может, России стоило перенять опыт Литвы, которая 80% денег от приватизации направила на то, чтобы расплатиться по советским вкладам?

В. Н.: Это хороший пример. Но Россия не увязала проведение чековой приватизации и советские вклады, тогда решение этих проблем пошло по разным сценариям. Стоит ли их увязывать сейчас? Думаю, не стоит. Уже очень много времени прошло, и ситуация сильно изменилась.

Другое дело, что никто не мешает использовать доходы от нынешней приватизации для формирования пенсионных накоплений и повышения пенсий нынешним пенсионерами. Мы в институте как раз разрабатывали такое предложение – вместо раздувания оборонных расходов, расходов на правоохранительную деятельность и малоэффективные гигантские стройки (АТЭС, Сочи) значительную часть нефтегазовых доходов и доходов от приватизации направить на закрытие дефицита ПФР, повышение пенсий и на формирование накоплений граждан. Нынешние пенсионеры могли бы сразу их тратить, а остальные бы накапливали.

Источник: Взгляд

" > Публикации: Член КГИ Владимир Назаров о советских вкладах
17.07.2013

О том, почему Минфин решил снизить компенсации по советским вкладам, а МЭР против этого, какова покупательная способность тех денег, в интервью газете ВЗГЛЯД рассказал завлабораторией бюджетного федерализма научного направления «Макроэкономика и финансы» Института экономической политики им. Е. Гайдара Владимир Назаров.

ВЗГЛЯД: Насколько снизятся компенсации по вкладам благодаря новому плану Минфина? Не грабеж ли это?

Владимир Назаров: На мой взгляд, вся эта история изначально была большой ошибкой. Потому что советские вклады во многом были фикцией. Говорить о покупательной способности тех денег не приходится, так как на рубль сбережений в советском Сбербанке можно было купить товаров примерно на 13 копеек. То есть на эти деньги почти ничего нельзя было купить, это были иллюзорные деньги.

ВЗГЛЯД: Могли бы пояснить, почему тогда деньги были фикцией?

Владимир Назаров, завлабораторией бюджетного федерализма Института экономической политики им. Е. Гайдара (Фото: iep.ru)
Владимир Назаров, завлабораторией бюджетного федерализма Института экономической политики им. Е. Гайдара (Фото: iep.ru)

В. Н.: Советская власть выплачивала достаточно высокие по тем меркам заработные платы и пенсии, но из-за плановой экономики на них ничего нельзя было купить, в советских магазинах не было продуктов и товаров. Соответственно, граждане все эти деньги клали в Сберкассу. Проблема накапливания денег на вкладах приняла глобальный характер во времена Горбачева, когда цены на нефть пошли вниз, не было возможности закупать больше товара за рубежом, а народное хозяйство начало приходить в упадок. При этом с политической точки зрения надо было показывать гражданам, что они все богаче и богаче, что у них что-то есть. Это отразилось на объеме вкладов, который стал чудовищным.

После либерализации цен в январе – феврале 1992 года, когда цены выросли в 3,5 раза и был открыт доступ к вкладам, эти деньги стали стоить примерно столько, сколько они должны были стоить. Дефицит стал исчезать, и граждане могли использовать эти накопления. На мой взгляд, на этом можно было поставить точку в этой проблеме. Единственное, что надо было сделать, это принять программу по защите наименее защищенных слоев населения, прежде всего пенсионеров. Но вместо этого в 1995 году «левая» Дума приняла закон о компенсациях советских вкладов.

ВЗГЛЯД: Могли бы оценить покупательную способность накоплений тогда и сейчас?

В. Н.: Такие оценки неизбежно будут носить приблизительный характер: все-таки произошел переход от плановой экономики со скрытой инфляцией, выраженной в дефиците товаров, к экономике с относительно свободными ценами. Да и за 20 лет сильно изменились ценовые пропорции.

Можно лишь прикинуть огромную накопленную инфляцию с 1992 года по 2012 год и сделать поправку на то, что тогда покупательная способность составляла лишь 13%. То есть всю эту большую инфляцию надо умножить на 0,13. Тогда получится очень условное сопоставление рубля, обеспеченного товарами в советское время, и рубля, обеспеченного товарами в наше время.

Если был советский вклад на 1000 рублей, то фактически товаров можно было купить в то время всего на 130 рублей из-за дефицита.

ВЗГЛЯД: МЭР раскритиковало предложение Минфина, указывая, что компенсация по закону 1995 года означала бы выплату в соотношении 85 рублей на 1 рубль вклада. А теперь Минфин предлагает выдавать 4 рубля на 1 рубль вклада. Почему принято такое решение об уменьшении компенсаций?

В. Н.: На мой взгляд, проблему советских вкладов вообще стоило спустить на тормозах, а возмещать накопления лишь людям преклонного возраста, которые находятся в тяжелой жизненной ситуации. Эта проблема носит в большей степени социально-психологический характер. Она была очень болезненной и важной в 90-е годы. Сейчас не очень понятно, зачем снова этот вопрос поднимается. Лучше посмотреть, как помочь наименее социально защищенным слоям населения или как увеличить темпы экономического роста.

Критика Минэкономразвития предложений Минфина противоречит здравому смыслу. Если накопления проиндексировать на всю инфляцию, которая была, то у нас образуется долг государства порядка 50% ВВП с нынешних порядка 11,9% ВВП. И возникает вопрос: откуда возьмутся эти деньги? Они не возникнут из воздуха, их надо будет изъять из экономики. То есть надо будет обложить налогами тех же граждан, чтобы потом с ними же расплатиться по советским вкладам.

ВЗГЛЯД: Минфин предлагает потратить 340 млрд рублей до 2020 года на выплату компенсаций. Это очень скромная цифра, она никак не отразится на бюджете и макроэкономической стабильности?

В. Н.: Да, это немного и некритично для бюджета и роста госдолга. В Минфине не закладывают неподъемные цифры для бюджета. Минфин старался как раз оптимизировать эти величины.

ВЗГЛЯД: Если у меня была, к примеру, 1000 рублей в советском Сбербанке, теперь я смогу получить максимум 4000 рублей без учета понижающих коэффициентов?

В. Н.: Это так.

ВЗГЛЯД: Россия по сравнению с другими странами бывшего СССР по этой проблеме выглядит лучше?

В. Н: В основном все страны старались возвращать накопления наиболее пожилым гражданам, делали упор на социальную функцию компенсаций. И это правильно.

Украина – яркий пример страны, которая, в отличие от других, решила всем гражданам сделать частичную компенсацию вкладов на достаточно большую сумму, что привело к печальным макроэкономическим последствиям.

Украина в середине 1990-х годов приняла такой же популистский закон, как мы, а при Юлии Тимошенко в 2008 году решила его исполнять более активно. Было решено выплатить около 5% от первоначальной суммы накоплений с учетом накопленного роста цен. Это привело к тому, что инфляция на Украине вышла из-под контроля и выросла до 22%. По сути, за это заплатили все граждане, потому что товары и услуги резко подорожали.

ВЗГЛЯД: Может, России стоило перенять опыт Литвы, которая 80% денег от приватизации направила на то, чтобы расплатиться по советским вкладам?

В. Н.: Это хороший пример. Но Россия не увязала проведение чековой приватизации и советские вклады, тогда решение этих проблем пошло по разным сценариям. Стоит ли их увязывать сейчас? Думаю, не стоит. Уже очень много времени прошло, и ситуация сильно изменилась.

Другое дело, что никто не мешает использовать доходы от нынешней приватизации для формирования пенсионных накоплений и повышения пенсий нынешним пенсионерами. Мы в институте как раз разрабатывали такое предложение – вместо раздувания оборонных расходов, расходов на правоохранительную деятельность и малоэффективные гигантские стройки (АТЭС, Сочи) значительную часть нефтегазовых доходов и доходов от приватизации направить на закрытие дефицита ПФР, повышение пенсий и на формирование накоплений граждан. Нынешние пенсионеры могли бы сразу их тратить, а остальные бы накапливали.

Источник: Взгляд

Источник: Владимир Назаров

Использование материалов сайта разрешено только при наличии активной ссылки на источник.
Все права на картинки и тексты принадлежат их авторам.